Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

с листиком

Визит к Чебурашке

Проснувшись как-то утром, Алексей Яблоков обнаружил, что у его ярко-желтого ноутбука отсутствует подключение к интернету. Телефон тоже не видел сети. Поковырявшись с настройками, Яблоков плюнул и собрался уже идти в ближайшую кофейню, где был вайфай.

Но тут зазвонил телефон. Звонил поэт и писатель Дмитрий Львович Быков.
- Ты уже слышал?! – кричал он, задыхаясь. – Леха, ты cлышал, что случилось?
- Что еще? – вяло спросил Яблоков.
- Сука! Блядский мир! – надрывался Быков. – Отключили от интернета… всю Россию! Полная изоляция, понял?! Виртуальный железный занавес! Пархом запил! Витька Шендерович щас забор грызет возле мэрии! Я пойду застрелюсь, наверное… Пиздец всему, – заключил поэт. – Мира больше нет. Осталась только российская сеть «Чебурашка»! Ты сходи в ЖЭК у себя – налюбуешься.

Яблоков побежал в ЖЭК. Аккуратное здание было облеплено людьми. Очередь в несколько тысяч человек смирно выстроилась возле белой двери, на которой был нарисован зверек из книжки Эдуарда Успенского. Яблоков помахал журналистским заявлением, и толпа расступилась.

За дверью оказался зал, расписанный деревцами и грибками. В глубине зала Яблоков заметил несколько кабинок, наподобие тех, что бывают на почтамтах.

- Мужчина, не задерживаем, - вывела его из оцепенения девушка, сидевшая за застекленным окошком. – Что у вас? Запрос? Электронное письмо?
- А… мне… - промычал Яблоков. – Как у вас это делается-то?
Девушка закатила глаза.
- Берете бланк, пишете фамилию, имя, отчество. Адрес не надо. В графе «Запрос» - то, что вы хотите узнать. Мы передаем ваш запрос в поисковую систему «Чебурашки». За ответом придете завтра утром, окно номер пять. Если вам письмо – это другой бланк.

- А… а… если фейсбук? Твиттер?
- В «Чебурашке» нет соцсетей, - разъяснила девушка. – Есть «Ежик» - это форум, где общаются жители района. Вон, видите – рулон стоит в углу. Это распечатка. Могу вам дать почитать. Услуга платная – сто рублей в час.

Яблоков хмуро смотрел себе под ноги. Вдруг он поднял голову. Глаза его заблестели.
- Девушка, - шепнул он. – А это… ну… короче, порно есть у вас? У нас, то есть.
Девушка за стеклом зашелестела бумагами.
- Так. Пакет «Апельсин». Значит, на выбор: «Грязные шлюхи-22» или «Чертаново-Сокровенное». Это софт. Хард разный: анал, двойная пенетрация… так… гонзо…

- Двойная пенетрация, - быстро сказал Яблоков.
- Платите двести тридцать рублей и ждите вызова. Только мелочь, пожалуйста, готовьте!

Яблоков дрожащими руками отсчитал деньги и отошел к окну. Там стояли несколько стульев и журнальный столик с изданиями «Мой сад» и «Бабушкин компот».
- Двойная пенетрация, кабина номер девять! – гулко объявил голос девушки из динамика над окном. Очередь не шелохнулась.

- А что? Я и так проживу, - бормотал Яблоков, устремляясь к кабине. – Пусть они там заборы грызут, стреляются… Мне плевать. Мне и Чебурашка нравится. Хороший зверек, ласковый. И пенетрация двойная.
с листиком

Всего один вопрос

Однажды спецкор газеты «Ведомости. Пятница» Алексей Яблоков проснулся среди ночи от какого-то непонятного ощущения. Некоторое время он лежал, пытаясь его в себе унять и вновь погрузиться в сон, но ничего не получалось. Тогда он достал из-под подушки телефон и вслепую натыкал номер.

- Валера, - произнес Яблоков хриплым голосом. - Спишь?
- Не сплю, - печально отозвался Валерий Валерьевич Панюшкин. - Тяжело мне.
- Мне тоже, оказывается, тяжело, - сказал Яблоков. - Потому и звоню. У меня к тебе всего один вопрос.

- Один? - подозрительно переспросил Панюшкин.
- Да. Только один. Скажи, пожалуйста, что важнее: религия или сиськи?

- Пошел на хуй, - немедленно ответил Валерий Валерьевич.
- Да я серьезно! - загорячился Яблоков. - Мне это очень важно. Итак, что же важнее?
Панюшкин вздохнул.
- Если бы ты позвонил мне дня три назад, я бы сразу ответил: религия, - ответил он. - Но теперь, после всех этих потоков грязи... Не знаю. Может, и сиськи.

- Ага, - сказал Яблоков. - А теперь представь себе — большие такие, свежие, молодые крепкие сиськи. Помнишь такие? Представил?
- Ну?
- А теперь мысленно — мысленно, понимаешь? - поместим между них маленький такой золотой крестик. Что теперь важнее?

На том конце провода повисла пауза.
- Будь ты проклят, - тихо сказал Валерий Валерьевич и повесил трубку.

с листиком

Водевиль

Однажды шеф-редактор журнала «Смена» Алексей Яблоков и выдающийся журналист Максим Витальевич Кононенко сидели на лавочке возле памятника поэту Сергею Есенину, ели жареные каштаны и разглядывали готичных девушек, делающих вид, что они лесбиянки.

- Тебе какая больше нравится? – задумчиво спросил, наконец, Яблоков.
- Кашин, - невпопад ответил Кононенко.
- Что? – удивился шеф-редактор «Смены».
- Мне Кашин нравится, - слегка порозовев, но все же твердо повторил Максим Витальевич.
- Здрасте пожалуйста! – воскликнул Яблоков. – Я тебя для чего сюда вытащил, а? Мы как с тобой договорились? Никакого Кашина, блядь! Ни-ка-ко-го! Мы договорились: берем вискаря, каштанов и идем на бульвар ловить девок. Было такое?

- Ну было, - пробормотал Максим Витальевич.
- И что я слышу? – продолжал, распаляясь, шеф-редактор журнала «Смена», - Опять Кашин? Ты мужик, в конце концов, или пидорок из медиагруппы «Живи»?
- Кашин – самый талантливый русский журналист, - тихо произнес Кононенко.

- Ну вот что, - сообщил Яблоков, - значит, сейчас откладываешь бутылку, встаешь и идешь вон к той нимфетке в драных штанах. Подходишь и чтобы через пять минут привел ее сюда, на лавку. Как угодно, любым способом. Время пошло.

Максим Кононенко, как в гипнотическом трансе, поднялся и не сгибая колен направился к курносой шатенке в тонкой маечке. Шеф-редактор журнала «Смена» с удивлением заметил, как скепсис на ее лице сменился благоговейным восторгом, когда Максим Витальевич что-то шепнул ей на ухо. Она сама взяла его под руку, и оба быстро пошли куда-то в сторону Никитских ворот.

- Стойте! А я? – кричал, растерявшись, Яблоков, но пара была уже далеко.
- Вот сука, - хмуро констатировал шеф-редактор журнала «Смена». - Мне тоже, что ли, Кашина полюбить, чтобы девки вешались?
с листиком

Страха нет

Однажды главный редактор сидел в своем кабинете, жевал сэндвич с индейкой и читал первый номер журнала «Русский пионер».

Мелодичной трелью зазвонил мобильный телефон. На лунно-голубом экране высветилось: «Koleso».

- Уже читаю, - без предисловия проговорил в трубку Алексей Яблоков.
- Видал? – возбужденно прихохатывая спросил главный редактор журнала «Русский пионер» Андрей Иванович Колесников. – Как мы тебя… того… припечатали?

- Видал, видал, - произнес Яблоков, долистав издание до рубрики «Табель» и оставив жирный отпечаток большого пальца на словах: «Однажды главный редактор Men's Health, гуляя по по Большой Садовой улице...». - Очень остроумно. Звезда в шоке.

- Так-то, - радостно произнес Андрей Колесников. – Это, брат, тебе не про письки писать… Это, брат, рупор. Страха нет! Понимаешь? Ну нету страха – и все! Нам не стыдно!
- Да я понимаю, понимаю, - мягко сказал Алексей Яблоков, - ты не горячись так.

- С нами не забалуешь, - продолжал Андрей Иванович, - у нас, брат, ухо востро, ушки на макушке… Пионер – это ведь первопроходец, Яблоков, если ты еще не понял. Мы срываем галстуки. Идем вперед. И, главное, страха нет!
- Ты это уже говорил.
- Ну вот… Обиделся сразу… в бутылку полез… На правду не обижаются. Вот президент Путин не обижается ведь. А ты сразу того… Нехорошо. Надо быть лояль…

- Знаешь, - вздохнул главный редактор журнала Men's Health, - я утомлен совещанием.
- Чудачок ты, - сказал Андрей Иванович, - мы к тебе по-доброму, с дружеской иронией. Чего ты сразу?..

Не дожидаясь продолжения разговора, Алексей Яблоков нажал «отбой», стряхнул крошки со свитера и снова открыл журнал на 134-й странице.

- Да, - повторил он, лениво растягивая гласные, - звезда в шоке.
с листиком

Новое техно

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков проводил редакционное собрание, попивая свежую ряженку.

— Сейчас новые времена, Алексей! – возбужденно кричал редактор рубрики "Техника в каждый дом". — Надо бить по мозгам, проникать в души! Ты вот, например, слышал о нанотехнологиях? Об этом же сейчас все говорят!..
— Не слышал я, - Алексей Яблоков отхлебнул ряженки и зажмурился, - про либеральный журнал "Нива" слышал. Про то, как надувной батут с детьми ветром унесло, – слышал. А про эти твои технологии – извини, ни хуя не знаю. Но если ты настаиваешь…

— Давайте лучше про сиськи поговорим, - улыбнулся редактор рубрики "Сношение". — Или про пенис.
— Наносиськи! Нанопенис! – крикнул технический редактор из угла. — Сейчас новые времена!

Алексей Яблоков поморщился:
— Я тебя очень прошу, не говори больше этого слова - «нано». Мы про еду не закончили. Значит, делаем разворот. Про то, как варить суп в варежке. Правильно?
— В нановарежке… - вставил технический редактор.
— Блядь, я в последний раз предупреждаю! Это безобразие! Взрослый пожилой человек и не понимает простой человеческой просьбы! – рассердился главный редактор. – Сколько можно? Пошли дальше: кроме супа, у нас есть еще репортаж с праздника «Алые паруса». Говорят, там можно было наблюдать свободно ебущихся выпусников. Кто-то это заснял? Где фотографы? Опять просрали мероприятие? Ну, поздравляю. Орлы. Выписываю вам штраф.
— Наноштраф… - как бы себе под нос прошептал технический редактор.

Главный редактор Men's Health широко раскрыл рот и, не в силах произнести ни слова, замахал руками на технического редактора. Технический редактор встал с кресел, оглядел Алексея Яблокова с головы до ног и медленно вышел из комнаты.

Домой Алексей Яблоков вернулся глубоко заполночь. Встревоженный и хмурый прошел на кухню, даже не сняв ботинок, и рухнул на стул.
- Есть будешь? – спросила жена.
- А ты как думала? – мрачно поинтересовался главный редактор. – Как вол пашу… Скоро инфаркт заработаю со всякими мудаками.
Жена поставила на стол совершенно пустую, сияющую белизной тарелку.
- Ешь, милый, - ласково сказала она. – Твое любимое. Нанокотлеты с наногорошком. И еще нанокиселя налью…

Главный редактор Men's Health Алексей Яблоков тихо застонал, упал со стула на бок, стукнулся головой о теплый плиточный пол.