Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

с листиком

Обдайте, пожалуйста

Однажды спецкор газеты «Ведомости. Пятница» Алексей Яблоков отправился в Сандуновские бани. К его удивлению, в парной он тут же столкнулся с двумя известными медиаменеджерами: Григорием Исааковичем Ревзиным и Юрием Геннадиевичем Сапрыкиным. Оба с наслаждением хлестали друг друга можжевеловыми вениками.

– Хорошо выглядите, - завистливо заметил Яблоков.
– Двадцать кэгэ сбросил! - похвастался Юрий Геннадиевич. – Ну я-то ладно! Ты на этого Геракла посмотри. Он же вообще теперь в Олимпийской сборной выступать может.
– Дюжий пар... терапия, - прокряхтел Григорий Исаакович.
– А с чего это вы вдруг? - спросил спецкор "Пятницы", аккуратно укладываясь на полок.

– Темный ты, Яблоков, – с сожалением проговорил Ревзин, – ох... погоди, Юрец, не хлещи больше... Темный ты, говорю! Прессу не читаешь. Нам Ленка Нусинова такую рекламу сделала, что нас теперь все журналы на обложку хотят. «Русский репортер» три раза звонил, потом «Сноб». «Вайс» вообще охуел — хочет, чтобы мы в известке извалялись... В общем, и на нашей улице праздник... и мы – рысаки...

– Кстати, Леха, – вступил Юрий Геннадиевич, – у тебя в Менс Хелс связей не осталось? Я как раз протеиновые коктейли начал пить. Может ты им намекнешь, а? Мы с Гришкой уже и штангу жмем...
– Я теперь не у дел, – скромно ответил Яблоков и повернулся к коллегам спиной. – Обдайте, пожалуйста.

с листиком

Три Толстяка

ТРИ ТОЛСТЯКА
Сценарий новогоднего утренника

I акт

Три Толстяка за бизнес-завтраком. Вносят жареный миндаль.

I Толстяк: Приведите оружейника Просперо. Наконец-то он попал к нам в руки.
II Толстяк: Мы посмотрим ему в лицо.
III Толстяк: Да, это хорошая мысль.

Вводят оружейника Просперо. Три Толстяка нервно переглядываются.

I Толстяк: Мы хотели на тебя посмотреть, только и всего.
Оружейник Просперо: Мне противно вас видеть. Жулики и воры! Я вам глотку перегрызу.
III Толстяк: Хватит вопить. Надоел.
II Толстяк: Скоро мы тебе отрубим голову. Таким образом мы поможем тебе не видеть нас.
Оружейник Просперо: Я не боюсь. У народа сотни тысяч голов, фейсбуки, твиттеры. Все не отрубите. Солдаты отказываются служить вам. Все, кто раньше работал на вас и получал за это гроши, все идут войной против вас, против жирных, богатых, заменивших сердце камнем.
I Толстяк: Довольно! Ты будешь сидеть в клетке, пока не поймаем гимнаста Тибула! Он достал уже своими стихами! А потом покончим с вами обоими! Увести!

Оружейника Просперо уводят.

II акт

Городская площадь, над которой натянута проволока. По ней взад-вперед движется гимнаст Тибул, громко читая стихи. Посреди площади у фонаря, закинув голову, стоит девочка Суок.

Гимнаст Тибул: Суок! Слышишь меня?
Суок: Да, Тибул, слышу!
Гимнаст Тибул: Зима! Крестьяне торжествуют, когда, казалось бы, пиздец. И три поганых жирных хуя найдут безвременный конец. Ты понимаешь меня, Суок?
Суок: Кажется, понимаю.
Гимнаст Тибул: Ты должна освободить оружейника Просперо. Суок?
Суок: Не слышно. Плохо слышу тебя, Тибул!
Гимнаст Тибул: Освободить Просперо ты должна!
Суок: Я поняла тебя, гимнаст. Но как?
Гимнаст Тибул: Найди наследника Тутти. У него железное сердце и большие связи. Он журналист. Суок?
Суок: Все сделаю. На связи, Тибул!

Гимнаст Тибул удаляется по проволоке в сторону рабочих кварталов.


III акт

Суок: Я — Суок. Вот я и нашла тебя.
Тутти: А я — журналист-наследник. У меня железное сердце.
Суок: Ну это ерунда. Ты хороший, красивый мальчик, только немного глупенький.
Тутти: С чего это?! Я в эфир в прайм-тайм выхожу. А ты что умеешь?
Суок: Я умею свистеть.
Тутти: Ключиком?
Суок: Почему ключиком? Свистком. И в два пальца.
Тутти: Жаль. У меня есть чудный ключик. Знаешь что? Давай обменяемся. Ты мне свисток, я тебе — ключик.
Суок: Ты его весь обслюнявил небось.
Тутти: Бери, пока дают! Вот упрямая телка.

IV акт

Зверинец Трех Толстяков.

Суок: Просперо, это ты? Я пришла освободить тебя.
Оружейник Просперо: Моя клетка заперта.
Суок: У меня есть ключ от твоей клетки.
Оружейник Просперо: Так открывай скорее! Время не ждет.

Суок отпирает клетку.

Кого бы нам захватить с собой? (Сдавленные крики из тьмы: «Меня!», «Меня!») Тут много невинных, но скоро все будут на свободе! Возьмем пока вот эту панду.

V акт

Три Толстяка за бизнес-ужином. Вносят индейку с каштанами.

I Толстяк: Не понимаю. Решительно не понимаю. Все как взбесились.
II Толстяк: Надо не стихи читать, а оперативно реагировать на проблемы граждан. Бороться с негативными явлениями.
III Толстяк: Надо менять методы. Это как если бы больного лечили, лечили успешно, он поправился, а его все продолжают лечить. Хватит уже лечить. Время вышло.

Вбегает оружейник Просперо с пандой на поводке. За ними — ликующая Суок, оглушительно свистит.

Оружейник Просперо: Всем не двигаться!
Панда: Россия — это мы!

Толстяки вскакивают, опрокидывая кресла.

Над ночным городом по проволоке грациозно движется гимнаст Тибул, декламируя стихи. Сотрудники полиции беспорядочно палят в него из табельного оружия, но не попадают. Бесконечный снег идет все гуще и гуще. Наступает Зима Любви.
с листиком

Чудесный случай с евстахиевыми трубами

Однажды в кабинет главного редактора журнала Men's Health Алексея Яблокова постучался фитнес-редактор.

- Заходи, Саша, заходи, - расслабленно сказал главный редактор, откинувшись на спинку кожаного кресла и прикрыв глаза веками. – Как твоя жизнь?
- Плохо, Алексей, - пожаловался фитнес-редактор. – Мне кажется, у нас в редакции происходят хищения. Пропадают спортивные снаряды. Скамейку спиздили черную, с ручкой. Гантели пятикилограммовые, с монограммой Турчинского, кстати!.. Что же это такое, Алексей? Почему я должен нести ответственность? Ведь за снаряды эти я лично отвечаю! Значит, Саша покупай, а остальным плевать?

Неожиданно главный редактор открыл глаза и глянул на фитнес-редактора.
- Ты это что сейчас сказал? – с тихой угрозой спросил он.

Фитнес-редактор непонимающе посмотрел на начальника.
- Ты что, говорю, сказал? – повторил Алексей Яблоков и привстал.
- А что я сказал? – пробормотал фитнес-редактор.
- Повторить, значит? «Раша, гудбай!» - кто это сказал сейчас? Я, может быть?!
- Да ты что, Алеша… - фитнес-редактор побледнел, - послышалось тебе! Я сказал: «Саша покупай…»
- Опять?! – главный редактор впился глазами в дрожащего сотрудника. – Опять «Раша, гудбай»? Ты что же, мать твою, издеваешься? Под монастырь меня подвести решил, сучий потрох?! – изо рта Алексея Яблокова полетела пена.

Фитнес-редактор вскочил и, отчаянно крича, выбежал в коридор.