Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

с листиком

Время перемен

Однажды ИП Алексей Яблоков, одетый в парадный костюм, сидел на сверкающей банкетке в приёмной Администрации Президента. Он ждал уже два с половиной часа и от скуки строил рожи референтке. Та хихикала, однако дальше дело не шло.

Наконец, дубовые двери распахнулись, и на пороге показался замглавы управления общественных проектов Алексей Сергеевич Гореславский.
- Ну, здравствуй, дружок, - мягко сказал он, увлекая ИП Яблокова в кабинет. – Прости, что долго. Принимаю дела… ах! Осторожнее! Что ж ты…
- Прости, - пробормотал Яблоков, стряхивая воду с костюма. – Дорогая ваза?
- Бог с ней… Оля! – крикнул Гореславский. – Прибери, пожалуйста! А ты садись, от греха… Как-то ты похудел, одичал… Где работаешь?

- Я собственно за этим пришел, - проговорил ИП Яблоков. - Хочу к вам наняться в службу защиты… если можно?
- Животных? Так это же не к нам! Это, дружок…
- Да какие, бля, животные! – раздражился Яблоков. - Служба защиты конституционного строя. Я - за Конституцию. Читал кое-что. У меня образование, вкус… Вам же не дуболомы нужны, а понимающие. Посадили бы меня в Кутафью башню – я бы оттуда выставки смотрел…

Алексей Сергеевич подумал.
- Знаешь, - заговорил он, - у нас всё-таки не «Гоголь-центр», мы людей с улицы не берём. Дадим тебе тестовое задание. Сейчас в Кремле новый указ готовится, по глобальному будущему. Надо выяснить кое-что.
- В смысле?!
- Я тебе сейчас пропуск дам – можешь идти с ним, куда хочешь, хоть в женскую баню. Твоя задача: узнать, по какому времени живёт Россия. Что у нас с прошлым, что с настоящим… Узнаешь – посадим и в Кутафью, и в Останкинскую… А нет – прости, дружок. Пойдёшь защищать животных.

Яблоков мрачно глянул на Гореславского, потом вздохнул, взял пропуск и, не прощаясь, вышел. Алексей Сергеевич сел за стол и углубился в чтение бумаг. Прошло буквально пятнадцать минут, как вдруг с улицы раздался дикий грохот и звон. Земля содрогнулась. В ту же секунду завыли сирены полицейских машин, а на этажах Администрации взревели сигнализации. Гореславский вскочил с места и бросился к окну. Над Красной площадью стояло облако то ли дыма, то ли пыли… И тут зазвонил мобильный телефон.

- Алло! – крикнул Гореславский в сильнейшем волнении. – Что случилось? Теракт? А, это ты, дружок… Ты где? Не понял?! Как это – «уронил куранты»? Ты вообще, что ли, охуел?! Какого хера ты на Спасскую полез? При чём тут время, ты, дружок, идиот, блядь?! Я тебе пропуск дал, чтобы ты Кремль разрушил?! Не знаю, что тебе теперь делать! Жди снайперов!..
Гореславский отшвырнул телефон и выбежал из кабинета.

В зияющем проломе Спасской башни, на высоте шестидесяти метров, стоял взлохмаченный ИП Яблоков, весь перепачканный кирпичной крошкой. Ветер кружил над осенней Москвой стаи сухих листьев.
- Боммм, - охрипшим голосом говорил Яблоков. – Бомммм. Боммммммммм... 
с листиком

Йоу, нига!

Однажды ИП Яблоков, как сомнамбула, бродил по дачному участку, собирая в миску мелкий крыжовник «Северный капитан». Вечерело. На цветы садилась роса. Внезапный сигнал Скайпа разрушил медитативное настроение. Яблоков отшвырнул миску и поплелся в дом.
- Йоу, нига! – раздался знакомый голос, и на экране появился пресс-секретарь президента России Дмитрий Сергеевич Песков.
- Чо сразу «нига»-то? - мрачно отозвался Яблоков.

- Есть решение, - разъяснил Дмитрий Сергеевич, - всех лиц, имеющих отношение к эстраде и вообще творчеству, называть «нига». Это модно, стильно и не имеет прецедентов в общемировой политической практике.
- А мне как тебя называть? «Бро»?
- Не думаю, что это конструктивно. Можешь называть ммм... Ди Пи.
Яблоков захохотал.
- Не гогочи, а слушай! Вчера мы ознакомились с диалогом...
- Каким еще диалогом?
- Оксимирон и Гнойный. Диалог двух нига. Акция получила высокую оценку в Кремле. Мы считаем, что предвыборная кампания должна представлять собой такой же баттл - президента с другими кандидатами.

- А кто другие кандидаты?
- А это, нига, не твое дело. Твое дело – превратить тезисы, которые я тебе продиктую, в красивый стаф. Чтобы все было как надо: модный спэл, панчи, флоу - вся тема... Бери каранaдаш и пиши. Во-первых. «Будущее страны зависит только от нас, от труда и таланта всех наших граждан, от их ответственности и успеха». Дальше. «Общество отторгает спесь, хамство, высокомерие и эгоизм, и все больше ценит такие качества, как ответственность, высокая нравственность, забота об общественных интересах». Написал? «Наука и высокие технологии – основа национальной безопасности». Дальше: «Если какой-либо формат двусторонней деятельности отменяется без адекватной замены, это вызывает сожаление». Ну и вот еще: «Рецессия в экономике закончилась, наблюдается рекордно низкая инфляция и рост золотовалютных...»

- Да погоди! – взмолился Яблоков. –  Ты вообще отдаешь отчет? Как я это в рэп-то буду переводить?
- Не мое дело, - отмахнулся Песков. – Я тебе тему дал – работай.
А, еще врагам нашим надо дать просраться. Конкретный такой дисс ниже плинтуса. Типа, знаешь: «Попытки сломать стратегический партитет / Приведут к катастрофе, и всей дружбе конец»... Это я сам пытался, - смущенно хмыкнул Песков, - но у тебя, нига, лучше получится... Через часок перезвоню. Ну все, йоу!

- Стоп! Стоп! Ди Пи! – заорал Яблоков, но экран уже погас.

 
с листиком

Происхождение электричества

Однажды ИП Алексей Яблоков изучал устройство электрощитка в новом многоквартирном доме, где оказался в результате реновации. Он стоял на стремянке уже полчаса, но происхождение электричества яснее не становилось.
Внезапно соседняя дверь вдруг щелкнула, и на площадке появился президент России Владимир Владимирович Путин.
Яблоков остолбенел.

- Не горит? – добродушно спросил Путин.
- Нет… - пробормотал ИП. – То есть горело полчаса назад! А потом вдруг хоп - и все.
- Странно слышать, - заметил президент. – Дом новый. Но все предусмотреть нельзя, вы же понимаете. Гладко было на бумаге, но забыли про овраги…
- Да я понимаю! – умильно закивал Яблоков. – А вы что… тоже тут живете?
- Я же не принц крови, - усмехнулся Путин. - У меня тоже реновация. Живу, как все, общаюсь в рядовых коллективах.
- Вот здорово! – обрадовался Яблоков. – Где-то должна быть нейтраль… Не знаете, где?
- Сейчас дам поручение, - пообещал Путин. Он хлопнул в ладоши, и в тот же момент из противоположной двери на площадке выскочил генеральный прокурор РФ Юрий Чайка

- Юрий Яковлевич, - обратился президент к прокурору. – Найдите, пожалуйста, актуальные данные по этому вопросу. Надо понять, сколько людей в подъезде столкнулись с этой проблемой. Чайка бросился к лестничному щиту, но быстро сник.
- А схемы у вас нет? – жалобно спросил он Яблокова.
- Вы мозги хотя бы включите, - посоветовал президент, – если свет не можете.
В этот момент из-за двери президентской квартиры вдруг раздался детский смех, грохот и топот многочисленных ножек.
- Внуки проснулись, - пояснил Путин. – Я обращу внимание.
Он скрылся за дверью. Чайка, еще немного покрутившись возле щитка, тоже юркнул в свою дверь.

Яблоков в полном недоумении вернулся в квартиру, загроможденную коробками и ящиками. Свет горел. Зато перестала течь вода. Кроме того, Яблоков заметил трещину в унитазе, которой раньше не было.

После некоторых колебаний ИП подошел к дверям президентской квартиры и нажал кнопку звонка. За дверью царило молчание. Он нажал другой раз, потом третий. Наконец дверь распахнулась – на пороге стоял огромный волосатый армянин в гимнастических штанах и в майке.
- Ты что трезвонишь, мамат кунэм! – с негодованием прокричал он. – Ты, Вася наркоманский! Вали отсюда на хер, пока полицию не вызвал!
Дверь с грохотом захлопнулась.

- Наверное, зять, - шепотом произнес Яблоков и на цыпочках пошел в свою квартиру.
с листиком

Талан на майдан

Однажды ИП Алексей Яблоков и общественный деятель Алексей Анатольевич Навальный сидели в японском саду на десятом этаже офиса ФБК. Все вокруг дышало покоем. Сквозняк слегка колыхал ветку глицинии, а в пруду лениво перемещались золотистые карпы.

- В общем, я написал ответ, - возбужденно говорил Яблоков. – С «Дождем» уже договорились: сейчас быстренько пробежимся по тексту и сразу туда, в эфир. Хорошо бы успеть до трех, а то Синдеева сказала, что у нее лошади…
- Погоди, не суетись, - Алексей Анатольевич глядел на листок с текстом. – Тут все, как мы говорили? Жестко и по делу?
- Я тебя когда-нибудь подводил? – обиделся Яблоков. - Читай давай!

Навальный поднес листок с текстом к глазам и принялся читать:
- «Алишер Бурханович, талан на майдан! Давай покуликаем без белки. У тебя и болты, и блески, клифт на пару кислых, вообще весь такой жужу, а искришь да икотничаешь…» Это что такое? – недоуменно спросил Навальный.
- Читай, читай, - махнул рукой Яблоков. – Дальше будет ясно.

- Гм… «Кашпырить я не собираюсь, но и глухостой – не моя тема. Я тебе не эрик и не пуйка! Качалова жажду!» Какого еще, блядь, Качалова? – раздражился Алексей Анатольевич. – Что за бред?
- Качалово – это честный спор, - разъяснил Яблоков. – Так в большом бизнесе все разговаривают.
- «Вникипиш, но может тебе штрафануться? – продолжал Навальный. - Я тоже у хозяина бывал. До сих пор в горгестапо дергают, петюкают алты, как вшиварю на анохе, чтоб по новой не пошел. К соплям фалуют! А ты на лобастеньком с парапетницами гуливанишь, приклеиваешь мне без палитуры...» А где про взятки-то?! – окончательно разозлился Алексей Анатольевич. – Я ж тебе целую папку передал с отчетами!

- Так ты читай! – заорал Яблоков. – Хотя бы одним глазом посмотри внимательно!
Он выхватил у Навального листок:
- Вот! Вот! «А что ты лапы дрюкаешь да кентов греешь, это не я колдую - по всей Родине звон идет... Блажняку твоему доска».
Навальный махнул рукой и встал, собираясь уходить.
- Э, э! – заволновался Яблоков. – Минутку! А деньги? Я работал вообще-то…
- Посиди на подсосе, фельдюга, - ответил Навальный и хлопнул дверью балкона.
с листиком

Напряженный пафос

Однажды ИП Яблоков сидел на берегу Патриаршего пруда и пил пиво, мрачно заедая его фисташками. Скорлупу он сплевывал в пруд, к недоумению двух лебедей, которые ожидали, что ИП их покормит. Идиллию нарушил продолжительный телефонный звонок.

- Алекс! – прокричал далекий мужской голос. – Хай, Алекс! Итс Донни, зе президент оф Юнайтед Стейтс! Воцап, мэн?    
- Как вы мне позвонили? – спросил Яблоков. – У меня телефон сел два часа назад.
- А мы его зарядили, Алекс! – звонко рассмеялся Трамп. – Взяли и зарядили, вот так!
- Надеюсь, холостыми, - пробурчал Яблоков. - Может, вы и денег положили? У меня баланс отрицательный.
- Денег ты себе сам положишь. Если заработаешь.
- И как я их заработаю?

- Очень просто. Нам нужна консультация.
- Кому это «нам»?
- Нам – это Америке! Америка желает поздравить президента Путина с трехгодичным обладанием Крымом. Я правильно говорю? Нужно выбрать открытку, для начала. Куда у вас там интеллигенция ездит в Крым? Сочи?
- Какие, в жопу, Сочи, - возмутился Яблоков. – Интеллигенция ездит в Коктебель! «И сих холмов однообразный строй, и напряженный пафос Карадага…»
- Cocktebel, - проговорил Трамп. – А это прилично вообще?
- Вполне, - успокоил ИП Яблоков. - Возьмите ретро какое-нибудь. Чтобы нежные волны лизали… Короче, деньги когда будут?

- Погоди, шустряк, - осадил Трамп, - второй вопрос: как нам обратиться к Путину? Надо что-то неформальное и русское. Чтобы ему было приятно. Я хотел «Брат Чапай!», но Мелании не нравится. Может, «Дорогой Иван Васильевич»? Или «Товарищ Саахов»? Кто там у вас еще есть?
- Семен Семеныч Горбунков, - подсказал Яблоков.
- Слишком длинно, слишком… - проговорил Трамп. – Что есть короткое? «Дорогой Трус!» - хорошо?
- Тогда уж «Дорогой Балбес», - возразил ИП.
- А может, «Бывалый»? – вскричал Трамп.
- Тюрьмой пахнет, - скривился Яблоков. – И вообще глупо.
- Зато жизненно, - обиделся президент США, - а ты хоть один вариант нормальный предложил?

Яблоков глотнул пива и чуть не сломал зубы об ореховую скорлупу.
- Сука! – прохрипел он. – Нет, это я не тебе, просто крепкий орешек…
- Есть! Гениально! – вдруг крикнул Трамп и отключился.

Яблоков тупо посмотрел на мертвый экран телефона. Внезапно тот на миг осветился – только чтобы показать ИП короткое сообщение: «Ваш счет пополнен. Баланс – триста четыре рубля». 
с листиком

Досро? Чно!

 Однажды в кабинете замруководителя администрации президента Магомедсалама Магомедалиевича Магомедова разыгрывалась драматическая сцена. Замруководителя мрачно шагал от стены к стене, а напротив его громадного стола сидел ИП Яблоков, нервно цепляясь за обшивку кресла.

 - Я вот думаю, - задумчиво говорил Магомедсалам Магомедалиевич, не прекращая шагать, - почему ты такой идиот? Может, тебе питания не хватало в детстве?
- Можете конкретно?! – разозлился Яблоков. – Мою биографию потом обсудим…
- Почему у меня все издания пишут одно и то же про выборы? Ты что, не мог журналистам разный текст раздать? Почему у всех все под копирку? Мы тебе за это деньги платим? «Высокопоставленный источник», блядь!

Яблоков лишился дара речи от возмущения.
- Магомедсалам…
- Не надо мне тут «магомедсаламкать»!
- Да господи, - проговорил в отчаянии ИП Яблоков, – честное российское, я всем говорил разное! Но что я могу сделать, если все пишут одинаково?! Да еще с ошибками!
- Кому ты что говорил?

Яблоков возвел очи горе и вздохнул.
- Звоню в «РИА». Диктую: мол, выборы будут как всегда. Они благодарят, записывают. Звоню в «ТАСС». Там какая-то уборщица: «Оставьте сообщение». Я ее матом, естественно. Потом в «Ведомости». Музыка в телефоне, потом женский голос: «Идите на хуй, заебали!» И бросают трубку несколько раз. В «РБК» вообще дети плачут… В «Коммерс» тоже звонил. Специально подготовил заголовок: «Досро? Чно!» И текст бойкий такой дал, типа: «В дряхлой администрации традиционного президента святой России категорически и сурово опровергли странные слухи о любой возможности проведения досрочных выборов пожилого главы могучего государства».

- Ну?
- А они каждое второе слово выкинули! Я-то при чем? В час ночи в «Лайф» звоню, охрип уже весь… Начинаю диктовать, а девочка такая: «А как «священный» пишется? С двумя «н»? А «администрация» через «и» или через «е»? Я рассвирепел и трубку бросил. А «Дождь» вообще трубку не взял. Я написал там одной в фейсбук, а она мне в ответ стикер…
- Что?
- Ну наклейку виртуальную, Магомедсалам Магомедалиевич, игривую такую…

Замруководителя администрации молча указал Яблокову на дверь. ИП плюнул, взял со стола какую-то папку и вышел, на ходу набирая какой-то номер.

- Але, - нежным женским голосом сказал он, оказавшись на улице. - Это «Медуза»? Да? Редакция?.. Ну и пошла ты на хер, Медуза!!! – вдруг рявкнул он собственным голосом. – И все, все идите на хер!

Яблоков пнул подбежавшего к нему лабрадора и пошел домой.

.  
с листиком

Бон вояж, Яблоналд!

Однажды ИП Алексей Яблоков сидел дома на полу и ничего не делал. Он мог бы пойти прогуляться, возглавить журнал «Cosmopolitan», сварить харчо, зачать ребенка, но все эти безграничные возможности вызывали в нем лишь вялое раздражение. Поэтому когда двое крепких людей в черном открыли дверь его квартиры, подняли Яблокова с пола и на сумасшедшей скорости помчали куда-то вон из Москвы, ИП даже обрадовался.

Минут через сорок Яблоков очутился в уютном бункере, обставленном икейской мебелью. В кресле «Экерё» сидел пресс-секретарь президента России Дмитрий Сергеевич Песков.
- На вешалке, - вместо приветствия начал Дмитрий Сергеевич, - ты видишь части нового костюма, состоящего из черных брюк, жилета и пиджака. Размер твой. Рядом, на подставке – парик, который необходимо надеть. В кармане пиджака – паспорт на имя Дональда Джона Трампа. Выдан ОВД района «Куинс», Нью-Йорк. Все это – тебе.
Яблоков вытаращил глаза.
- Зачем?
- Затем, что будешь теперь президентом США. Мы так решили.

- Кто это «мы»?
- Народ. Давай, одевайся. Самолет ждет.
- Да не хочу я! – завопил Яблоков. – Что вы еще, блядь, с вашим народом выдумали?! Я родился в России! Мне тут комфортно. Березы, водка, девки. А там мне что делать?
- Что хочешь, - коротко ответил Песков.
- В смысле? – изумился Яблоков. – И никаких заданий?
- Никаких. Что хочешь, то и делай. Нам похер.

ИП Яблоков задумался.
- Правда – что угодно могу делать?
- Честное российское, - серьезно проговорил Дмитрий Сергеевич.
- И стену могу строить на границе с Гондурасом?
- С Мексикой, - поправил Дмитрий Владимирович. – Хоть две. И поролоном проложи изнутри.
   
У Яблокова загорелись глаза.
- Чо, и гимн новый могу написать? И негров всех...
- Можешь, можешь, - устало кивнул Песков.
- Бля! А небоскребы могу рушить?
- Да господи, конечно! – разозлился пресс-секретарь. – Разрушай все, опрокидывай. Роняй. Падай на ровном месте. Все, как всегда. И хватит тут целку строить! Без тебя дел по горло.

Он кивнул людям в черном. Те вновь подхватили Яблокова под руки и потащили прочь из бункера.
- Дима! – заорал Яблоков. - Дима! А связь-то? Как докладывать вам?!
Песков закатил глаза
- Блин… ты ребенок все-таки… у тебя ноутбук есть?
- Ну, есть.
- Антивирус стоит?
- Стоит…
- Ну, значит, свяжемся. Бон вояж, Яблоналд!

Двери бункера захлопнулись.
с листиком

Без названия

Винокуров (входя и здороваясь): Здравствуйте! Здравствуйте! Здравствуйте! Здравствуйте!
Кашулинский: Вы, однако, не очень точны. Мы ждем вас уже порядочно.
Зеленский: Да, да, да. Мы вас поджидаем.

Все рассаживаются по своим местам и замолкают.

Винокуров: Не говоря по нескольку раз об одном и том же, скажу: мы должны выдумать название.
Кашулинский и Зеленский: Слышали!
Винокуров (передразнивая): Слышали! Вот и нужно название выдумать. Максим!

Кашулинский встает.

Винокуров: Какое ты выдумал название?
Кашулинский: «Ныпырсытет».
Винокуров: Не годится. Ну подумай сам, что же это за название такое? Не звучит, ничего не значит, глупое. Да встань ты как следует! Ну, теперь говори: почему ты предложил это глупое название?
Кашулинский: Да, да, да. Название, верно, не годится.
Винокуров: Сам понимаешь. Садись. Люди, надо выдумать хорошее название. Зеленский!

Зеленский встает.
– Какое название ты предлагаешь?

Зеленский: Предлагаю: «Краковяк», или «Студень», или «Мой совок». Что? Не нравится? Ну тогда: «Вершина всего», «Глицериновый отец», «Мортира и свеча».
Винокуров (махая руками): Садись! Садись!

с листиком

Не то

Однажды Алексей Яблоков отдыхал в своем кабинете, раскинувшись на красном турецком диване. Не успел еще шеф-редактор закончить монументальный проект «История XX века глазами Крокодила» - а на журнальном столике уже возвышалась груда конвертов c приглашениями на работу. Яблоков сонными глазами глядел на эти письменные мольбы, составленные в самых драматических выражениях, и вяло грыз янтарный чубук трубки.

Выбирать было особо не из чего. Журнал Esquire предлагал пост редакционного директора. Журнал «Афиша» сулил неплохие деньги за должность главного редактора, но требовал постоянного присутствия в офисе. Газета «Культура» приглашала возглавить некий «нерусский отдел». Радиостанция «КоммерсантЪ-ФМ» звала занять сразу три ставки: обозревателя, утреннего ведущего и коммерческого директора. Арам Ашотович Габрелянов прислал энергичное письмо на крафтовой бумаге, почему-то источающей запах сельди. Послание кончалось пятизначной цифрой и словами «бес пизды» (Яблоков смутно понадеялся, что это инфернальный юмор, а не орфографическая ошибка). Впрочем, ни деньги, ни ключевые посты не радовали сердце бывшего шеф-редактора.

- Не то. Все не то, - бормотал Яблоков, вертя в руках телефон. – А что тогда то? А?
Он машинально набрал номер президента ИД «Сноб» Николая Феликсовича Ускова, но как только светлый баритон на том конце провода спросил: «Алеша?» - с матом бросил трубку. Телефон тут же зазвонил снова. Яблоков сморщился, предчувствуя долгое объяснение, но трубку снял.
- Я случайно, - покорно сказал он. – Ошибся номером. Прости, Коля. Не звони больше.
- Это не Коля, - ответил незнакомый мужской голос. – Мы хотели предложить вам работу.
- Если вы из «Менс Хелс», из «Сбербанка» или «БиПи», - перебил Яблоков, - то я уже сто раз…
- Нет-нет, - успокоил мужчина. – Мы, Алексей, из компании Эр-Жэ-Дэ. Знаете такую?

Яблоков вздрогнул и открыл глаза. Лицо его медленно налилось краской.
- Да вы что… - забормотал он… - ну охуеть… ой, простите, бога ради!.. просто такая честь… а я ж не разбираюсь ведь… ну знаю модели электровозов… в детстве паровозик «Кукушка»… Светофоры еще: лунно-белый – «разрешается проследовать», синий – «запрещается»… И глухаря я не ем! – спохватился бывший шеф-редактор, – у меня аллергия на дикую птицу… лучше парфэ а ля лионэз, или кусочек холодной цесарки, или можно просто куриную грудку с рисом… а вообще, я хорошие костюмы люблю, у меня штаны «Труссарди» есть – я могу надеть… и часов не ношу… слушайте, а зарплату мне, как у Владимира Ивановича, положат, прям по-честному?

- Какого Владимира Ивановича? – переспросил собеседник.
- Ну Якунина вашего, президента. А что? А он не Иванович?
Мужчина откашлялся.
- Алексей, - тихо сказал он. – Простите, не успел представиться. Меня зовут Денис, я из компании Эр-Жэ-Дэ: ООО "Российский Жилищный Департамент". Мы хотели попросить вас написать статью в корпоративный журнал. Тема очень востребованная: «Вопросы социального страхования в аспекте невыплаты бытового потребительского кредита». Объем – две страницы. Только знаете… чтобы популярно. Вы же умеете, да? Мы заплатим хорошо, вы не думайте…

Яблоков закрыл глаза.
- Я не думаю, - после минутной паузы сказал он. - К четвергу нормально?
с листиком

Ряд контактов

Однажды шеф-редактор проекта «История XX века глазами Крокодила» Алексей Яблоков сидел на работе и учился вязать шарф «английская резинка». Телефон прозвонил так резко, что Яблоков перепутал проймочку и накид и с проклятием отшвырнул спицы.

- Тебе наш не звонил? – не здороваясь прохрипел пресс-секретарь президента России Дмитрий Сергеевич Песков.
- Чей «наш»? – переспросил Яблоков.
- Ты что, дурак?!
- Ах вот ты про кого, - опомнился шеф-редактор. – Щас пропущенные звонки гляну, погоди. Так, мама… Панюшкин… Панюшкин… Панюшкин… блядь! Короче, не звонил. А че стряслось?

- Да уехал он… - тоскливо проговорил пресс-секретарь. – Неделю назад еще. Утром хватились: из Гаража Особого Назначения пропал велосипед.
Яблоков захохотал.
- Ржешь, как идиот! Пропал, говорю, велосипед. И зонтик. А потом мне стали смс-ки приходить.
- От него?
- Ну. И, главное, странные такие, - Дмитрий Сергеевич перешел на шепот. - Например, пишет: «Вручить орден Кадырову». Мы подготовили приказ, Кадыров прислал благодарность. Вдруг опять смс: «Без меня не давайте». Как тут быть? Сегодня в четыре утра приходит смс: «Звонил Саргсяну». И что с этим делать?! А два часа назад я вот что получил: «Запланируйте ряд встреч до конца этой недели». С кем? Зачем? Секретари в истерике! Одна девка чуть не повесилась в туалете! А мне что делать? Что в «РИА» давать? Мы ж должны реагировать.

- Напиши, что умер, - посоветовал Яблоков, поднимая спицы.
- Ну ты вообще ебнулся! – возмутился Дмитрий Сергеевич. – У тебя совесть есть? Ты че такое говоришь! Типун тебе на язык! Он же здоров, как бык! Рукопожатием руки ломает! Чихнет – деревья в саду гнутся! Цветы, сука, вянут! Молоко скисает. А ты говоришь.

- Дииим, - застонал Яблоков. – Ну че ты хочешь-то? Ну напиши, что весеннее обострение.
- У кого?!
- Да откуда я знаю? – рассвирепел шеф-редактор. – У кого хочешь, у того и напиши! Не у меня же.
- Дебил, - констатировал Песков и повесил трубку.