Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

с листиком

Аннабель Ли

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков и дизайнер Артемий Андреевич Лебедев сидели в ресторане клуба «Рай» и пили молоко.

— И на хуй ты это сделал, Андреич, - горячо говорил главный редактор Men’s Health, утирая с верхней губы белые усы. — Я тебя не понимаю. Ну нравится тебе она, ну не отвечает взаимностью, так поезжай к ней в Киев! Добивайся! Кричи ей в окно стихи, черт подери! Нет: тебе надо все опошлить. Выложить ее непорочную красоту на всеобщее обозрение. Похвастаться: вот я каков ловелас и дизайнёр! Конечно, Антоха обиделся. Носик-то. Он, поди, к ней и сам прикипел, тоже ведь чувства питал…

— Сволочь он, — глухо сказал Лебедев. Глаза его вспыхнули нехорошим огнем. — Подлец просто. Носик-Пиндосик. Всегда мне завидовал: любви моей, юности, талантам… И девушку мою задумал таким гнусным способом отбить. Хуй! Не выйдет!

Яблоков мягко, по-отечески, улыбнулся и взял Артемия Андреевича за локоть.
— Казанова ты штопаный, – засмеялся он. — Все у тебя будет еще: и слава, и звезды, и любовь. Кстати, скажи мне-то хоть. Как другу, скажи честно: сколько этой дуре лет?

Лебедев потупился.
— Четырнадцать… — пробормотал он. — Блядь, Леха, как ты не понимаешь! Это ведь огонь моих чресел! Грех мой! Душа моя! Кончик языка совершает…

— Конечно, конечно, — иронически прервал цитацию главный редактор Men’s Health. — Гумберты у нас нынче не в почете. Проебал ты свою Аннабель Ли, дружок. Придется переключаться на толстых, взрослых Шарлотт с гусиной кожей… Тем более, они тебя и сами алчут.

Артемий Андреевич поперхнулся молоком и подавил рыдания.
с листиком

Нонконформисты

Однажды утром главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков, весело насвистывая какой-то старинный гопак, вошел в редакцию.

Глазам его предстала удивительная и страшная картина.

Прямо на полу редакции расположились обнаженные пары. С ужасом главный редактор Men's Health увидел, что редактор отдела паранормальных явлений совокупляется с ассистенткой Зиной, которая смущенно опустила очи долу. Плотный, коренастый фитнес-редактор устроился в углу комнаты с девушкой-корректором, а светская львица, редактор раздела «Бонтон», оседлала («Тьфу ты, мерзость!» – сплюнул Яблоков) молоденького корреспондента из отдела «Технический практикум». Что касается редактора рубрики «Секс», то он сидел на собственном столе в позе «лотос» и, оглядывая все это непотребство, активно мастурбировал.

В воздухе витал запах потной плоти и похоти.
- И что это все значит? – стараясь сдержать рвотные позывы, спросил главный редактор журнала Men's Health.

- Ебись за наследника медвежонка! – прокричал редактор рубрики «Секс», не прекращая своего плодотворного занятия. — Медведи в опасности. Они вымирают!
- А вам-то что с этого? – устало спросил Яблоков, снимая и протирая очки.

- То есть как? – удивилась ассистентка, продолжая вихляться на полу в такт движениям своего партнера. – У нас художественная акция. Мы хотим выделиться из серой массы. Мы – нон-конформисты. Сейчас вот тут закончим, поедем трахаться в издательский дом «Бурда»…

- Ты вот что, аморальная моя, - попросил главный редактор, - как только тут закончите, садитесь уже работать. Дедлайн на носу, вы бы лучше с текстами ебались, чем друг с другом.
С этими словами Алексей Яблоков скрылся в своем кабинете, плотно прикрыв за собой дверь.

Пары постепенно распались.
- Ну что же ты, осталось совсем немного, - корректор погладила фитнес-редактора по бицепсу.
- Я так не могу, - пожаловался тот. – Вот ведь гад какой, все настроение сбил.
с листиком

Исконным языкы

Однажды главный редактор журнала Men’s Health Алексей Яблоков сидел в кабинете и читал первый номер нового еженедельника “Русская жизнь”. За окном сияло утреннее солнце, щебетали птицы, но главный редактор, увлекшись чтением, ничего не замечал. Наконец Алексей Яблоков со вздохом отложил журнал, сосредоточено помассировал глазные яблоки и подвинул к себе телефон.

- Зина? – спросил главный редактор в трубку, - Зина, окажи мне великую милость, напиши приказ по редакции. Диктую: "С сегодняшнего числа я, Алексей Яблоков, милостию божией и Дерка Сауэра главный редактор журнала Men’s Health, приказываю… всем авторам и редакторам перейти на древнерусскую орфографию, такоже и синтаксис, и пунктуацию, такоже и лексику. Тексты в иной орфографии приниматься не будут." Записала? Молодец. Да, на древнерусскую орфографию, все правильно. Что мы, не русские, что ли? Еще позвони системщикам – пусть на всех компьютерах установят старую кириллицу. Яти там, херы, ферты… юсы пусть не забудут. Большой и малый! А то я им ижицу пропишу всем… И планерку созывай, срочно.

Еще через три часа в редакции Men’s Health было не протолкнуться. Бледные, ничего не понимающие сотрудники журнала сидели вокруг стола, во главе которого вдохновенно витийствовал главный редактор:
- …Возьмем рубрику "Секс", - говорил он. – Ну, во-первых, конечно, не "Секс", а "Блуд". Запиши, Зина: поменять название рубрики. Во-вторых. Вот автор пишет: "Когда мужчина вводит член во влагалище…" Что это за порнография такая? Что за похабень?! Пусть пишет по-человечески: "Егда муж добрый вонзе уд свой в ложесна раскрытые…". И не "беременная матка", а "непраздные ложесна". В общем так, друже, подручники мои. Потщитися уже совесть имати! У нас тут не сиськи-письки-три ха-ха! И не вертоград дитячий! А единственный, доброзрачный журнал, объясняющий отношения между мужами и женами русским, исконным языкы. Мы должны вернуть слову "русский" его изначальный смысл. Хватит уже выдумывать, хватит вам метаться семо и овамо. Чаю от вас новых свершений. Аз всё рех.

- Алексей ... то есть Алексий... сын Евгеньев... батюшка, но ведь… - пролепетала корректор, - но ведь древнерусский язык… он же сложный… Там чередования всякие… орфография вообще другая…
- Паки и паки!.. – вздохнул главный редактор Men’s Health, - Мнишь – кому-то благостно сейцас? Мы живем в сложное время. Довлеет ти к укреплению.

Главный редактор встал из-за стола и отвесил коллегам земной поклон. Коллеги сидели, выпучив глаза на главного редактора, и тяжело молчали.
с листиком

Горемыки

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Евгеньевич Яблоков стоял на Трафальгарской площади и смотрел на страстно мычащих голубей.
Неожиданно кто-то мягко тронул его за плечо. Алексей Евгеньевич Яблоков резко повернулся и увидел главного редактора журнала GQ Николая Феликсовича Ускова в дорогом двубортном костюме.

- Коля! Вот это номер! – воскликнул главный редактор Men's Health, - ты как тут?
- Приехал посмотреть, чем живут британцы, - улыбаясь, ответил Николай Феликсович. – Как любят, чем дышат, что для них Свет и где главный Храм…

- Везет тебе, - печально сказал Алексей Яблоков, - свет ищешь, храм… А у меня вот тут, - главный редактор Men's Health положил руку на грудь, - холодно, болезненно, суетно… Секс, точка G – все остопиздело.
- Секс – это угроза сексуальности, - быстро проговорил Николай Феликсович, - от него только стыд за вчерашнее и клубника со сливками… Может, пойдем – гречки с лисичками покушаем?
- Денег мало, - мрачно ответил главный редактор Men’s Health, - на гречку хватит, на лисички – нет. Это ты у нас богатый.

Николай Феликсович тревожно огляделся.

- Я тебе скажу по секрету, - неожиданно зашептал он, склонившись к крупному уху Алексея Яблокова, - если бы ты знал, как заебали меня эти лисички, эти показы, спортивные автомобили... Ты знаешь, о чем я мечтаю? О батоне докторской колбасы! “Бородинский”, полпачки маргарина и батон колбасы! И запить это дело обычной столичной московской!..

Главный редактор Men’s Health с удивлением посмотрел на Николая Феликсовича, утирающего слюну.

- А я вот стою и вспоминаю свою жизнь, - ответил Алексей Евгеньевич. – Зимний пыльный свет пробивается сквозь мерцающее чрево папиной “Волги”… Вороны на куполах Свято-Покровского монастыря… Любовь, которой я всегда был окружен. Ты, кстати, заметил, что Лондон хорош только для смерти и еще, пожалуй, для любви?
- Колбаски бы… - жалобно сказал главный редактор журнала GQ.

-Ну пойдем, - вздохнул Алексей Евгеньевич Яблоков и взял Николая Феликсовича Ускова под суконный локоть. – Пойдем, горемыка, по сэндвичу съедим.