Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

с листиком

Дуэль

Однажды спецкор газеты «Ведомости. Пятница» Алексей Яблоков сидел в кафе «Бублик» и энергично жевал бутерброд с ветчиной. Он надеялся подсмотреть, как Алена Владимирская будет собеседовать Андрея Васильева на должность шеф-редактора журнала «Аэрофлот», но в кафе внезапно ворвалась экс-главред «Ленты.ру» Галина Викторовна Тимченко.

- Тебя-то мне и надо, - выговорила она, опустившись напротив Яблокова. - Слышал, что у меня с Носиком?
Спецкор вгляделся в Галину Викторовну.
- Нормально, - заключил он, прожевав. - Не Амирханова, конечно, но симпатично.
- Брось идиотничать! - прошипела экс-главред «Ленты.ру». - Ты знаешь, что он сделал? Набрал в третьем «Меде» курс «Как стать Галиной Тимченко»! Две тысячи человек записалось! По пять тысяч рублей каждый заплатил!

Яблоков пожал плечами:
- Пусть тебя тоже пригласит почитать. Отруливай в позитив, Галюня!
- Меня тоже? - задохнулась Галина Викторовна. - Ты придурок или прикидываешься? Короче. Вот телефон. Вызывай его на дуэль. Или мы расстаемся.
- Ну погоди, Галчонок, давай все обмозгуем, давай не будем пороть горячку...
- Звони, слышишь! - закричала Галина Викторовна.

Яблоков пожал плечами, взял телефон и, опасливо косясь на Галину Викторовну, натыкал номер.
- Алле, - сказал он, - Долбонос, ты? Здорово, кострома. Ну че как? Да ладно! А сам чего? А ты ему? Пиздишь! Че, правда, что ли?
Спецкор зашелся от смеха. Галина Викторовна больно пихнула его носком лаковой туфли.
- Тут это, - продолжал Яблоков, - Галка обидки кидает. Чего, говорит, он в медицинские круги втирается, имя порочит, клистир старый... а? Он говорит, - обернулся Яблоков к Галине Викторовне, - что твое поступление в медицинский стоило ему больших сил и что он лично договаривался с Боткиным.
- Я ухожу, - встала Галина Викторовна.

- Стой! - спецкор уцепился за ее рукав плаща. - В общем, сэр, вызываю вас на дуэль. В «Жан-Жаке» сегодня, в двадцать три ноль-ноль. Секундантов не забудь! Я и их сделаю. Я в нарды с трех лет играю...
В кафе хлопнула дверь — так, что все обернулись.
- Ну вот, - пробормотал Яблоков, - опять не угодил. Цветов, что ли, ей купить?
с листиком

Синдром Луны

Однажды спецкор газеты «Ведомости. Пятница» Алексей Яблоков оказался на космодроме «Байконур» среди огромной толпы журналистов. Все они провожали известную журналистку Марию Александровну Гессен, которая улетала на Луну. Сама Мария Александровна стояла на импровизированном деревянном возвышении, держа за руки двоих детей. Была она смуглая и золотоглазая.

- There is no hope, - начала свою речь Мария Александровна, - хотя я сделала all my best. Последние годы я постоянно боролась за свободу: сначала в США, потом в журнале «Сноб», потом в «Вокруг света» и на радио «Свобода». Все без толку. Эта планета не понимает, что такое быть свободной. И я решила покинуть Землю навсегда.

Толпа загудела.
- Почему вы выбрали Луну? - крикнул спецкор «Пятницы».

- Почему? - переспросила Мария Александровна. - Потому что Луна — интереснейший феномен, у нее потрясающая биография. Я давно за ней наблюдаю и сделала некоторые открытия в этой области. Например, Луна не стоит на месте, а могла бы. Она почти лишена атмосферы, и на нее воют волки. Выглядит она бледно и совершенно не похожа на Землю. Все это, однако, не мешает людям любить Луну, и тут явно какой-то синдром. Я бы назвала его «синдромом Луны». Но об этом моя следующая книга. Теперь — прощайте!

Журналисты бешено зааплодировали.
с листиком

Обдайте, пожалуйста

Однажды спецкор газеты «Ведомости. Пятница» Алексей Яблоков отправился в Сандуновские бани. К его удивлению, в парной он тут же столкнулся с двумя известными медиаменеджерами: Григорием Исааковичем Ревзиным и Юрием Геннадиевичем Сапрыкиным. Оба с наслаждением хлестали друг друга можжевеловыми вениками.

– Хорошо выглядите, - завистливо заметил Яблоков.
– Двадцать кэгэ сбросил! - похвастался Юрий Геннадиевич. – Ну я-то ладно! Ты на этого Геракла посмотри. Он же вообще теперь в Олимпийской сборной выступать может.
– Дюжий пар... терапия, - прокряхтел Григорий Исаакович.
– А с чего это вы вдруг? - спросил спецкор "Пятницы", аккуратно укладываясь на полок.

– Темный ты, Яблоков, – с сожалением проговорил Ревзин, – ох... погоди, Юрец, не хлещи больше... Темный ты, говорю! Прессу не читаешь. Нам Ленка Нусинова такую рекламу сделала, что нас теперь все журналы на обложку хотят. «Русский репортер» три раза звонил, потом «Сноб». «Вайс» вообще охуел — хочет, чтобы мы в известке извалялись... В общем, и на нашей улице праздник... и мы – рысаки...

– Кстати, Леха, – вступил Юрий Геннадиевич, – у тебя в Менс Хелс связей не осталось? Я как раз протеиновые коктейли начал пить. Может ты им намекнешь, а? Мы с Гришкой уже и штангу жмем...
– Я теперь не у дел, – скромно ответил Яблоков и повернулся к коллегам спиной. – Обдайте, пожалуйста.

с листиком

Алена и Эвелина

Однажды шеф-редактор журнала «Смена» Алексей Яблоков в поисках спасения от невыносимой жары забрел в пельменную у Белорусского вокзала. Заказав себе миску галушек со сметаной, он присел за столик у окна и рассеянно окинул взглядом немногочисленную публику.

К его изумлению, за соседним столом, впившись друг в друга взглядом, сидели две крупные медийные фигуры. В одной Яблоков узнал бывшего главного редактора журнала L’Officiel Эвелину Леонидовну Хромченко, а в ее визави – бывшего главного редактора журнала Vogue Алену Станиславовну Долецкую. Судя по всему, светские львицы были сильно разгорячены и выясняли отношения. Яблоков прислушался.

- Вы так чудесно выглядите, Алена Станиславовна, - пронзительным полушепотом говорила Хромченко. — Я слышала, стрессы неизбежно ведут к похуданию, а ведь вы сейчас… извините… перенесли такой стресс… И ничего не заметно!
- Да что вы, милочка, - засмеялась Долецкая, бросив на соседку молниеносный убивающий взгляд, - какой там стресс! И потом, я все-таки родилась в 1955 году, а не в год Желтой Коровы, или что там у вас в паспорте записано…

- Шутить изволите, Алена Станиславовна, - осклабилась Эвелина Леонидовна. – А муж-то ваш как принял вашу отставку? Или вы, пардон, по-прежнему предпочитаете хаски?
- Да уж лучше хаски, чем продюсер Russian Fashion Week, - заметила Долецкая. – Вы лучше, моя милая, скажите, что это на вас за чудесные голубые клипсы? Сейчас так в Уфе носят?
- Не в Уфе, а в Дортмунде! Вам, как дочке медработника, конечно, это знать необязательно!
- Мой папа был крупный хирург. Я – филолог-компаративист. А вы – дура, - сказала Алена Станиславовна, кидая на стол пятитысячную бумажку. – Сдачу можете взять себе, вам пригодится.

- И правильно сделали, что уволили вас! – кричала вслед счастливая Эвелина Леонидовна. – С вами водиться, что в крапиву садиться!
- Вы там выросли, вам не привыкать, - донеслось из проема двери. Спустя мгновение Алена Станиславовна бросилась в крошечную красную гоночную машину и с грохотом покинула поле битвы.

Алексей Яблоков осторожно взглянул на Эвелину Леонидовну. Та вертела в руках оставленный соперницей журнал Vogue. Небольшая опаловая слеза скатилась по персиковой щеке и упала на лаковую страницу.
с листиком

И все они умерли

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков не явился в положенный час на работу.

Подавленные, тихие сотрудники вяло слонялись по редакции, пили растворимый кофе из автомата, пытались играть в серсо - не пошло, бросили. Словом, не знали, чем себя занять.
Неожиданно в дверном проеме возникла женщина в форменной почтовой форме и фуражке с двуглавым орлом.

- Сверхмолния вам, - сказала она, обращаясь ко всем разом, - распишитесь.

Сотрудники переглянулись, не решаясь выйти вперед. Наконец самая бойкая - редактор отдела домашних растений взяла у женщины в фуражке листок бумаги и расписалась в клетчатой тетрадке.

Почтальон ушла, а редактор поднесла листок к близоруким глазам и громко прочитала:
"Бергман умер, Антониони умер, а Михалков все еще жив, товарищи! А.Я.".

До конца рабочего дня в редакции Men's Health никто не произнес ни звука.
с листиком

Их методы

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков сидел за своим столом и читал опубликованную в Интернете исповедь девушки о том, какие чудовищные вещи творятся на радиостанции «Серебряный дождь».

Дочитав последний комментарий, Алексей Яблоков закусил губу и задумался.
- Дима-то Савицкий молодец… - негромко проговорил он, - смотри как всех строит. И все его слушаются, главное! Пернуть боятся! А я? Добрый, мягкий человек. Отказывать не люблю… Эх, жизнь…

В это время в кабинет главного редактора Men's Health поскребся выпускающий редактор.
- Извини, что опоздал, Леха, - виновато сказал он. – Пробка там в центре…
- Ну-ка, ну-ка, - медленно перебил его Яблоков, косясь одним глазом на монитор. – Ну-ка выйди и войди заново. Как надо.
Выпускающий выпучил глаза и позеленел.
- Я говорю: выйди и войди как надо, - жестко сказал главный редактор.
Выпускающий оторопело молчал.
- Ты что, сука, с работы вылететь захотел! – заорал, багровея, Алексей Яблоков. – Я сказал: выйди, постучись и войди, как надо!! И учти, что я тебя уже оштрафовал! На сто баксов! Хули ты опаздываешь!

Через час редакция стонала. За это время главный редактор Men's Health успел оштрафовать 90% сотрудников, каждого в среднем на 250 долларов — за то, что вместо предписанной им лечебной физкультуры все отправились на обед. В углу билась в истерике корректор. Ее Алексей Яблоков оштрафовал на 600 долларов за то, что она пропустила в печать слово «броневичёк». С сердечным приступом уехал на «скорой» референт. Главный редактор Men's Health под угрозой увольнения приказал ему найти зеленую скрепку, а затем запихнуть ее в дисковод собственного ноутбука. Ноутбук сломался.

Виновник этих невероятных трагедий сидел в кабинете и пил кофе с баранками. Ему было почти хорошо. Укусив очередную баранку, главный редактор Men’s Health поднял трубку телефона и набрал какой-то номер.

- Але, - лукаво сказал он, - Димон, это ты? Ну, спасибо тебе, братка! Ну уважил! Ну и методы у тебя! С меня пол-литра!..
На том конце провода что-то возразили.

- Ну значит, сухим пайком! – сказал Алексей Яблоков и затрясся от смеха.
с листиком

Свинка

Однажды главный редатор журнала Men's Health сидел дома с женой и разбирал новогодние подарки.

- А вот смотри - свинка! - воскликнула жена и вынула из бумажной сумочки мягкую игрушку - половозрелую свинью розового цвета с человеческими глазами. - Она может спать c нами в кровати!
- Может, - сипло ответил Алексей Яблоков. - Но не хочет. Тем более у меня уже есть одна... свинка. Паротит, то есть.
Главный редактор осторожно потрогал рукой забинтованную опухшую шею.

Жена главного редактора умиленно погладила мужа по голове:
- Скаламбурил... - проговорила она. - Значит, выздоравливаешь. Иди, киса, прими лекарство.

Алексей Яблоков зашел в огромную ванную комнату, облицованную черным кафелем, и плотно закрыл за собой дверь. Затем аккуратно размотал бинт и обнажил ослепительно белую и совершенно здоровую шею. Прямо под мочкой левого уха главного редактора красовалась петитная татуировка в виде головы поросенка.

- Вот она, моя свинка, - с тихой радостью прошептал главный редактор журнала Men's Health и погладил выкрашенное в золотой цвет рыльце. - А больше мне ничего и не надо.

Главный редактор быстро намотал бинт на шею, взъерошил волосы и, сгорбившись, пошел обратно в комнату.