Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

с листиком

Первый "Оскар"

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков дремал у себя в кабинете. Внезапный телефонный звонок разорвал тишину, заставив Яблокова подскочить на оттоманке.

- Добрый день? – спросил женский голос с иностранным акцентом.
- Кто это? – недовольно отозвался замглавного редактора.  – Поработать, бля, не дают.
- Меня зовут Сильвия, я представляю Американскую академию кинематографических искусств и наук. Могу я называть вас "Лео"?
- Во-первых, не "Лео", а Алексей Евгеньевич, - мрачно сказал Яблоков. - А во-вторых, чего надо?

- Дело в том, что мы составляем списки кандидатов на «Оскар». Вы хотите получить «Оскар»... Алексей Евгеньевич?

Яблоков протер глаза и зевнул.
- «Оскар»… Слушайте, я ничего не покупаю, спасибо.
- Прошу прощения?
- Да не надо мне! - загорячился Яблоков. - Что непонятного? Вот эти ваши золотые вклады, пылесосы, премии – оставьте себе! 
- Но позвольте, - пролепетала Сильвия, - как так? Мировая премия… И вы можете не один «Оскар» получить, можете получить много!

- Слушайте, милочка, - строго сказал Яблоков, - вы по-русски можете понимать? У меня работы по горло. Мне надо про экономику вендиспансеров писать…
- Но это - «Оскар»! – крикнула девушка.
- У вас «Оскар», а там триппер! Что непонятного? – рассердился Яблоков. - И вообще, кто вам дал мой телефон? Опять по базе пробили?
- Телефон дал Сильвестр Сталлоне… - всхлипнула девушка. – Он сам собирался номинироваться, но у него что-то с машиной, и он не смог…
- Нечего рыдать, - пробурчал Яблоков. – Как до дела доходит, так все - Сталлоне. В каких хоть числах эта ваша пурга?

- Основная церемония уже прошла, но через неделю будет дополнительное награждение! – затараторила девушка. – Есть десять номинаций, можете выбрать любую или все. Вот есть «Лучшая песня», «Лучшая адаптация», «Лучшая хореография», «Лучший мужской костюм»…
- Стоп! – перебил Яблоков. – А что я за это буду должен? У вас же ничего бесплатно не бывает?
- Все зависит от номинации, - объяснила девушка. – Если хотите одну – просто заполняете форму и краткое резюме. Если несколько, то там на выбор: сражаетесь с медведицей, тонете, нюхаете кокаин, падаете с небоскре…

- А могу я получить «Оскар» за лучшее исполнение роли Яблокова? – вдруг вкрадчиво спросил замглавного редактора журнала «РБК».
- Я так не могу сразу… Сорри, мне надо посоветоваться… - растерялась девушка.
- Сорри-хуерри! – крепко сказал Яблоков. – С этого бы и начинала. Посоветуйся, а потом звони. Дура! Недруг из-за бугра! Привет Госдепу!

с листиком

Наравне с мужчиной

Однажды, в семь часов утра, шеф-редактора проекта «История глазами Крокодила» Алексея Яблокова разбудил протяжный звонок в дверь. На пороге стояла мрачная женщина-почтальон.
- Повестка, - хрипло проговорила она.
Яблоков, ругаясь сквозь зубы, нацепил очки и стал разбирать слепые буквы на сиреневом листке бумаги.

- «Гр. Яблоков! Для выполнения национального феминистского долга предписываем Вам явиться сегодня в 9-30 в районное управление по гендерным вопросам, окно №5. При себе иметь паспорт. NB: подмышки не брить!»

Шеф-редактор кинулся обзванивать знакомых мужчин. «Какой долг?! Какие подмышки?!» - кричал он. Но никто не мог сказать ничего определенного. Бывший главред журнала «Афиша» Александр Горбачев посоветовал «выступить диалогично». Евгений Гришковец рассказал анекдот про боцмана и кунилингус. Николай Усков объяснил, что у него рот занят устрицами. Виктор Шендерович почему-то начал извиняться. Наконец Яблоков плюнул, надел замызганный ватник и поехал по адресу. Из окна №5 на него глянула пожилая женщина в бигудях.

- Яблоков? Постановлением райсовета от десятого ноль третьего «О внедрении феминизма в весенний период» вам предписывается прочитать лекцию жителям женского пола. Тема – «Наравне с мужчиной». Щас идете прямо, по лестнице на второй этаж. Кабинет двести три.
В кабинете за партами сидели пятнадцать девушек – в ярких нарядах, с модными клатчами. Все жевали жевательную резинку, только одна сосала леденец.

- Привет, телки! - начал приободрившийся шеф-редактор. – Поговорим о странностях любви?
Девушки заулыбались и раскрыли блокноты в цветастых обложках.
- Все просто, - продолжал Яблоков. – Я бы мог вам тут рисовать пестики-тычинки, но вместо этого сразу перейду к главному – к подмышкам.
- Солнце… - подняла руку девушка с леденцом.
- Какое, на хуй, «солнце»! – Яблоков покраснел от гнева. – Вы здесь забудьте все эти «рыба-зая». Меня можете называть… гм… просто «Яблоков». Или «чувак». А ты, - обратился он к девушке с леденцом, - дура набитая. Съездил бы я тебе в рыло за тупость. Кто за то, - обратился Яблоков к собранию, - чтобы съездить ей в рыло. А?
Поднялся лес рук.
- И меня потом можно? Меня тоже… в рыло, - застенчиво проговорила девушка в желтом топе.
- И меня! И меня! Чувак, меня тоже в рыло! – послышались девичьи голоса.

- Позже, - успокоил Яблоков. – Сейчас про подмышки. Подмышек брить не смейте! Забудьте раз и навсегда. Это страшная ошибка! Какая-нибудь телка побреет и думает – теперь мне все дозволено, я – «Весна» Боттичелли! А она на самом деле тупая пизда, а не весна – вроде этой, с леденцом! Но попробуйте не брить подмышки! Вот это – вседозволенность! Вот где Боттичелли, бляха-муха! Расслабьтесь! Плюньте! Пёрните, как следует!.. Вы че, хуже мужика?
- Чувак… простите, Яблоков, - подняла руку девушка в желтом. – А вы не могли бы показать нам подмышки? Ну… как надо?
- Нет, не мог бы! – отрезал Яблоков.
- А хотите, мы вам покажем? – подала голос еще одна барышня – в рваных джинсах.
- Нет, не хочу! Вы что! – замахал руками шеф-редактор. – Вы мне это бросьте! Глупости всякие…

Он замолчал и отвернулся к окну.
- Ну, а дальше? – робко спросила девушка в желтом.
- Дальше… Дальше – конец, - устало сказал Яблоков.
- В каком смысле – в прямом?
- В переносном! – крикнул Яблоков и выбежал из кабинета.
с листиком

Гив ит эвей

Однажды спецкору газеты «Ведомости. Пятница» Алексею Яблокову позвонил его друг-музыкант из Англии – Гордон Мэтью Томас Самнер, которого Яблоков по-дружески называл просто «Стинг» (Жало).

– Алекс, – испуганно заговорил по-английски Гордон Самнер, – ты не представляешь, что я сейчас получил от ваших организаторов!
– Пулю? – пошутил спецкор.
– Я не люблю этих шуток, – рассердился Гордон. – Я получил письмо. Сейчас прочту. Оно на ужасном английском языке, но это неважно. Вот...

«Уважаемый господин Гордон Стинг! В связи со вступлением в силу нового федерального закона о культурно-массовых мероприятиях, предусматривающего дополнительные меры безопасности на концертах, Вам необходимо представить нам на согласование все ваши костюмы, в которых вы намерены выйти на сцену во время концерта 25 июля на стадионе «Олимпийский» в Москве. Убедительная просьба приложить к списку перевод всех надписей на майках, пиджаках, белье и т. д., буде таковые предполагаются. В рамках того же закона вы обязаны выслать нам по электронной почте или по факсу список исполняемых композиций, чертежи сцены, эскизы декораций и предварительные настройки звукового тракта.

P.S. Убедительная просьба - не сбривать бородку.

С уважением, ООО «Театрально-концертное и выставочное агентство Фортуна».

– Объясни мне, Алекс, что это за hujnja? – почти со слезами заговорил Гордон Самнер, дочитав письмо. –  Главное, я бородку только вчера сбрил...
– Забей, Жало, - сказал Яблоков. – Давай дернем нашу любимую.

Гордон вздохнул на том конце провода, и друзья заорали в малую терцию:

– Гив ит эвей, гив ит эвей, гив ит эвей нау!

с листиком

Оригинал подлинника

Ранним утром 27 августа главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков решительными шагами вошел в свой кабинет и накрепко запер дверь. Сев за стол, главный редактор Men's Health включил компьютер, загрузил страницу с блогом glavred и, открыв самую первую запись, начал внимательно читать. На лице его понемногу проступало странное отрешенно-меланхолическое выражение, какое бывает у засыпающего в раковине карпа или у замерзающей в зимнем лесу синицы.

Углубившись в чтение, Яблоков даже не заметил, что рабочий день в самом разгаре. Встревоженные молчанием шефа сотрудники столпились у дверей, выкрикивая разные глупости. Но это не помогло. Тогда ассистентка Зина, утирая слезы, обзвонила всех, чьи телефоны смогла найти. И вскоре у кабинета Яблокова сопела, топталась и переговаривалась многоликая толпа. Изредка раздавались отдельные реплики:

— Алеша, сейчас же отопри! Что ты делаешь-то? Ты сам понимаешь? (Валерий Панюшкин)
— Яблоков, блядь, ты охуел! Выходи немедленно. (Сергей Мостовщиков)
— Леха, выходи, бухать будем! Нет? Ну целую, пока-пока! (Дмитрий Быков)
— Я всегда говорил, что он просто задрот. (Николай Усков)
— Жвачки не найдется? (Илья Безуглый)
— Мне кажется, пока рано что-либо комментировать. (Раф Шакиров)
— Кукусик, ты там? (Ирина Богушевская)
— Je vous remercie de tout mon coeur pour cette agreable soiree! (маленький розовый червячок в огненном нектарине на столе у ассистентки)
— А я вам не рассказывал, как я ездил с Яблоковым на Байкал? (Игорь Свинаренко)
— Главное, он Путина-то так и не успел повидать. (Андрей Колесников)
— У тебя на дверях табличка с ошибкой! Дефис не нужен! (Артемий Лебедев)
— Слышь ты, клоун, выходи, а то ебало набью! (Эдуард Багиров)
— Это, безусловно, очень глупо и в его стиле. (Филипп Бахтин)
— Этим длинным списком лиц он опять все испортил! (Максим Кононенко) и т.д. и т.п.

Главный же редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков ничего не слышал. Дочитав последнюю запись, он глубоко вздохнул и посмотрел в окно. Дикий северный ветер гнал по улице вереницу сухих листьев. Сверху казалось, что это парад миниатюрных желтых гоночных автомобилей.

Яблоков встал, одернул серый пастуший балахон, в который почему-то был облачен, и двумя шагами подошел к компьютерной розетке. Пробормотав какую-то мантру вроде «Нигде кроме, как в Моссельпроме…», он схватился за вилку и стремительно выдернул ее из гнезда. В ту же секунду толпа с той стороны двери многотысячной жопой навалилась на дубовые створки, выдавила их и ворвалась в кабинет.

— Алексей Евгеньевич! Алексей Евгеньевич! – заревело несколько голосов.

Но никакого Алексея Евгеньевича не было.
с листиком

Справедливость

Однажды, поздним вечером, главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков шел в гости к Шахри Хизриевне Амирхановой. Проходя мимо глухой черной подворотни, похожей на раззявленное жерло печи, Яблоков неожиданно услышал какую-то возню.

- Дядь… вы чего… дядя… - всхлипывал ломкий мальчишеский дискант.
- Я сказал: поворачивайся, - тихо, но с отчетливой угрозой говорил мужской голос. – Поворачивайся и снимай штаны.
Главный редактор журнала Men's Health вздрогнул и остановился.
- Пикнешь – убью! – прохрипел мужчина.

Яблоков аккуратно, на цыпочках, подкрался к подворотне, вынул из внутреннего кармана пиджака милицейский свисток и, набрав побольше воздуха, произвел оглушительную трель.
В то же мгновение из подворотни вылетел, придерживая брюки, рослый плечистый мужик. Не взглянув на главного редактора, он скрылся в темноте.

Алексей Яблоков заглянул за угол. Там, на каких-то мешках, сидел хмурый мальчик лет двенадцати, с грязным, заплаканным лицом.

- Теперь ты в безопасности, - сказал Яблоков, чувствуя, как внутри у него растет теплое, благородное чувство справедливости. – Твое счастье, что я был рядом. Вот от таких-то ублюдков мы и защищаем вас своими статьями в журнале Men's Health. Живи счастливо, пацан...

Главный редактор говорил бы еще долго, как вдруг мальчик соскочил с мешков и деловито положил свою руку на молнию японских редакторских джинсов.
- Зря ты меня отбил, дядя, - грубым усталым голосом сказал он и шмыгнул носом. – Тут место херовое: ждать замучаешься. Ну что, сбацаем партию в шоколадного зайца?

Алексей Яблоков остолбенело смотрел на мальчика.
- А пошел ты в жопу! - сказал тот, отдернул руку и, накинув на плечо модный школьный ранец с изображением Майкла Джексона, пошел прочь.

Главный редактор журнала Men's Health так и остался стоять в подворотне. Одинокий фонарь играл на его лице всеми оттенками лилового.
с листиком

Премьера

«ТРИ ВЕСЕЛЫХ БУКВЫ»

КИНОСЦЕНАРИЙ

Действующие лица:

Алексей Яблоков (Men's Health)
Илья Безуглый (Maxim)
Николай Усков (GQ)
Филипп Бахтин (Esquire)
Игорь Свинаренко ("Медведь")
Владимир Ляпоров (Playboy)
Вячеслав Ровнер ("XXL")
Маша, уборщица
Зина, ассистентка

Алексей Яблоков: Вот, слава тебе Господи, дожили мы и до теплых дней!
Игорь Свинаренко: По ходу, ты насрал в редакции?

Смех за кадром. Входит Вячеслав Ровнер.

Вячеслав Ровнер: Смотрите-ка, что у меня есть? (Достает огромный резиновый член и наручники.)

Смех за кадром, аплодисменты.

Игорь Свинаренко: А где датский дог? Они меня возбуждают! Я без дога ничего не догоняю!

Смех за кадром. Вбегает Владимир Ляпоров.

Владимир Ляпоров: Слышали, что произошло? Безуглый на Маше женится!
Вячеслав Ровнер: Мы и сейчас слышим! Она за стенкой стонет с самого утра.

Смех, аплодисменты.

Алексей Яблоков: А как насчет работы? Может, поработаем немного?
Игорь Свинаренко: А может, ты мне яйца почешешь? (Громко выпускает газы.)

Смех, аплодисменты. Входит Зина.

Зина: Мальчики, я похожа на Усаму бин Ладена?

Пауза.

Владимир Ляпоров: Пожалуй, есть что-то общее в нижней половине лица.

Смех за кадром.

Зина: Нет, я серьезно?
Вячеслав Ровнер: Зиночка, если серьезно, то ты мне гораздо больше нравишься вот с этим. (Показывает огромный резиновый член.)

Смех, аплодисменты.

Зина: Дурак! (Легкий смех за кадром.) А травы ни у кого нет? А то дунуть охота!

Входит Николай Усков.

Николай Усков (глядя на Зину): А мне вдуть охота!

Смех, аплодисменты.

Вячеслав Ровнер: Насчет травы, Зиночка, это к Яблокову. Он у нас специалист по мужскому здоровью!

Смех.

Алексей Яблоков: Ах ты сука! Ты сейчас у меня свои джинсы съешь!

Бросается на Вячеслава Ровнера. Тот бьет Алексея Яблокова по голове резиновым членом. За кадром смех и аплодисменты.
Игорь Свинаренко громко выпускает газы. Смех усиливается.

Входит Филипп Бахтин.

Громоподобный смех, аплодисменты.

Финальные титры.

Случайный зритель (вытирая слезы): Абассака! Это самый лучший фильм года!
с листиком

Прилетели!

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков вышел из ресторана «Аист» сильно навеселе. Попытки поймать такси увенчались успехом, и уже через полчаса Алексей Яблоков открывал высокую бронированную дверь квартиры своим ключом. С трудом забравшись на тахту, главный редактор Men's Health смежил веки и немедленно отключился.

Проснулся он от того, что кто-то с силой тряс его за плечо.

— Немедленно просыпайтесь! Проснитесь, черт возьми! – кричал возмущенный голос.
Главный редактор журнала Men's Health разлепил веки и увидел миловидную женщину средних лет в белой полупрозрачной блузке.
— Откуда вы взялись? – спросил Алексей Яблоков, не понимая, что происходит.
— Вы что, с ума сошли! – гневно крикнула женщина. – Я сейчас милицию вызову! Вы знаете, кто я?
— Вы х-хулиганка… - ответил главный редактор, пытаясь принять полусидячее положение, - это моя квартира…м-моя с-с-ссоб… собствтвенность…

— Я – Лариса Синельщикова! – задыхаясь от ярости, представилась незнакомка. — Мой муж – генеральный продюсер Первого Канала Константин Эрнст! Вы соображаете, где вы находитесь?
— В Москве, деточка, в Москве!.. – главный редактор Men’s Health попытался похлопать Синельщикову по щеке, - в столи-и-ице-е…
— Я вызываю наряд! – потянулась к телефону женщина.
— Приводи-и-и все отделе-е-ение, - запел тенором Алексей Яблоков и снова опрокинулся в сон.

…Проснулся он от того, что чей-то знакомый мужской голос кричал:

— Предположим, он действительно Алексей Яблоков! Предположим даже, что он – главный редактор этого сраного Менс Хелс! Но объясни мне, за каким хером он пришел в нашу квартиру?
— Костя, умоляю, уймись! – плакала Синельщикова. — Просто человек заблудился, ключ подошел… паспорт у него я нашла в куртке…
— Ключ?! – орал мужчина, которого Синельщикова называла Костей. - Ключи так просто к дверям не подходят. Нет, милая, тут что-то не то! И ты сама должна объяснить мне, как он здесь оказался!! “В куртке” нашла.. А в штанах у него ты ничего не нашла?

— Костя… я прошу тебя… во имя нашей любви… во имя стабильности Первого канала… - рыдала женщина. – Я выгоню его. Клянусь!
— Зачем же выгонять, - с горечью ответил Константин Эрнст, генеральный продюсер Первого Канала. – Я и сам уйду! Мне, слава Богу, есть куда пойти.

— И действительно, - пьяно выкрикнул с тахты главный редактор Men’s Health, - пусть уходит!! Да! Ему есть куда пойти! Л-любимов уже на “Россию” пошел работать, и этот пусть туда же убирается. Вон!
— Ты слышишь? – крикнул Эрнст. – Лара, ты слышишь! Вот как он заговорил! Ну ладно!

Входная дверь хлопнула. Стало совсем тихо.

— Что вы наделали, — прошептала Лариса Синельщикова.
Она опустилась на колени возле тахты, взяла с кресла гитару и запела голосом Аллы Пугачевой:
— Направляй меня своею руко-о-ой, заслони собою от полнолу-у-уния, я готова быть ведомой тобо-о-ой, чем выше любо-о-овь, тем ниже поцалу-у-уи …
— Не пойте, пожалуйста, - попросил Алексей Яблоков. – А то меня тошнит.
с листиком

Гламорама

Однажды главный редактор журнала Men’s Health Алексей Яблоков позвонил редакционному директору журнала Maxim Илье Безуглому.

- Илюша? Здравствуй, дорогой!
- Здорово, Кострома, - игриво промычал Илья Безуглый, жуя жвачку. – Что надо?
- Слушай, такое дело, - торопливо заговорил Алексей Яблоков, - у тебя какая зарплата?
– Белая или черная? Белая – пятнашка. А что? – удивился Илья Безуглый.
- Да мне для дела надо. Ну спасибо, родной, спасибо. Увидимся.

Алексей Яблоков положил трубку, открыл программу Excel и, подумав, напечатал цифру $20.000 в каком-то непонятном окошке. Затем позвонил главному редактору журнала GQ Николаю Ускову.
- Коленька, ты?
- Йа! – вальяжно протянул Николай Усков.
- Как дела, Коля? – радостно спросил Алексей Яблоков. – Как жена? Как с бабками?
- Да вообще пиздец, Лешенька! Пиз-дец! – немедленно отозвался Николай Усков. – Они считают, что я должен жить на девять тысяч в месяц! Ну с премиями, скажем, десять. Я ж за одну квартиру только пять отдаю. А вот, например, если у кого-нибудь шуба стоит пятьсот тыщ рублей, да супруге шаль… Тогда что прикажешь делать?!

И Николай Усков начал жаловаться Алексею Яблокову на жизнь. Жалобы эти были однообразны и утомительны, поэтому главный редактор Men’s Health быстро закруглил разговор, попрощался в Николаем Усковым и вписал в следующее окошечко: $9-10.000.

Номер главного редактора журнала Esquire Филиппа Бахтина Алексей Яблоков набирал не без внутренней дрожи. "Блядь. Забыл отчество. Забыл. Вот блядь", - думал он, тыкая в кнопки.
- Да? - в трубке раздался угрюмый голос.
- Филипп... э-э-э, Филя, привет! Это Леха Яблоков с четвертого этажа беспокоит. Скажи, как на духу – сколько в месяц получаешь? Хочу со своей зарплатой сравнить. Мне кажется, мне мало платят.
- Слушай, пошел на хуй, - лаконично ответил Филипп Бахтин. – Я не имею права разглашать такие сведения. Всего!

- Вот мудила, - громко сказал Алексей Яблоков, но в трубке уже раздавались частые гудки. – Ладно, ну поставлю ему… восемь, что ли. А Фисуну из «Плейбоя» вообще звонить не буду. Впишу ему штуки четыре баксов. Этот хохол и на четыре не наработал.

Алексей Яблоков сохранил файл glamorama.xls, открыл программу Outlook и набрал следующие строки:
«Маха, милая! Как и договаривались, посылаю собранный материал для БШГ. Надеюсь, все будет в порядке. Целую, твоя Алена Л.».
Главный редактор Men's Health пошевелил губами, перечитывая написанное, и, задыхаясь от смеха, добавил постскриптум:
«Передавай привет Дикси. Когда на свадьбу позовешь? :)»

Затем главный редактор нажал на кнопку «Send», встал и подошел к окну. «Алена – это я», - расслабленно подумал Алексей Яблоков и подставил робкому весеннему солнцу свое белое красивое лицо.