Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

с листиком

Время перемен

Однажды ИП Алексей Яблоков, одетый в парадный костюм, сидел на сверкающей банкетке в приёмной Администрации Президента. Он ждал уже два с половиной часа и от скуки строил рожи референтке. Та хихикала, однако дальше дело не шло.

Наконец, дубовые двери распахнулись, и на пороге показался замглавы управления общественных проектов Алексей Сергеевич Гореславский.
- Ну, здравствуй, дружок, - мягко сказал он, увлекая ИП Яблокова в кабинет. – Прости, что долго. Принимаю дела… ах! Осторожнее! Что ж ты…
- Прости, - пробормотал Яблоков, стряхивая воду с костюма. – Дорогая ваза?
- Бог с ней… Оля! – крикнул Гореславский. – Прибери, пожалуйста! А ты садись, от греха… Как-то ты похудел, одичал… Где работаешь?

- Я собственно за этим пришел, - проговорил ИП Яблоков. - Хочу к вам наняться в службу защиты… если можно?
- Животных? Так это же не к нам! Это, дружок…
- Да какие, бля, животные! – раздражился Яблоков. - Служба защиты конституционного строя. Я - за Конституцию. Читал кое-что. У меня образование, вкус… Вам же не дуболомы нужны, а понимающие. Посадили бы меня в Кутафью башню – я бы оттуда выставки смотрел…

Алексей Сергеевич подумал.
- Знаешь, - заговорил он, - у нас всё-таки не «Гоголь-центр», мы людей с улицы не берём. Дадим тебе тестовое задание. Сейчас в Кремле новый указ готовится, по глобальному будущему. Надо выяснить кое-что.
- В смысле?!
- Я тебе сейчас пропуск дам – можешь идти с ним, куда хочешь, хоть в женскую баню. Твоя задача: узнать, по какому времени живёт Россия. Что у нас с прошлым, что с настоящим… Узнаешь – посадим и в Кутафью, и в Останкинскую… А нет – прости, дружок. Пойдёшь защищать животных.

Яблоков мрачно глянул на Гореславского, потом вздохнул, взял пропуск и, не прощаясь, вышел. Алексей Сергеевич сел за стол и углубился в чтение бумаг. Прошло буквально пятнадцать минут, как вдруг с улицы раздался дикий грохот и звон. Земля содрогнулась. В ту же секунду завыли сирены полицейских машин, а на этажах Администрации взревели сигнализации. Гореславский вскочил с места и бросился к окну. Над Красной площадью стояло облако то ли дыма, то ли пыли… И тут зазвонил мобильный телефон.

- Алло! – крикнул Гореславский в сильнейшем волнении. – Что случилось? Теракт? А, это ты, дружок… Ты где? Не понял?! Как это – «уронил куранты»? Ты вообще, что ли, охуел?! Какого хера ты на Спасскую полез? При чём тут время, ты, дружок, идиот, блядь?! Я тебе пропуск дал, чтобы ты Кремль разрушил?! Не знаю, что тебе теперь делать! Жди снайперов!..
Гореславский отшвырнул телефон и выбежал из кабинета.

В зияющем проломе Спасской башни, на высоте шестидесяти метров, стоял взлохмаченный ИП Яблоков, весь перепачканный кирпичной крошкой. Ветер кружил над осенней Москвой стаи сухих листьев.
- Боммм, - охрипшим голосом говорил Яблоков. – Бомммм. Боммммммммм... 
с листиком

Пулитцер первой степени

Однажды на Донбассе, в час небывало жаркого заката, ИП Яблоков сидел в тени полуразрушенной телефонной станции и проводил мастер-класс для деревенских детей.
- Какого хера ты пишешь! – орал ИП Яблоков, багровея от негодования. – Это что, по-твоему - репортаж? Сплошные сопли, а фактуры кот насрал! Сколько раз повторять: репортаж – это вам не очерк!..
- Дядь, - умоляюще шептал мальчик в грязном спортивном костюме, - воны ж там уси с автоматами… як же я мог ближе подобратися…
- «Як же», «як же»! – Яблоков утомленно закурил. – Думать надо, Василько. Это тебе не титьку…

Лекция был прервана шуршанием в пшенице. Из золотого моря внезапно вышел человек в узких джинсах, розовом поло и модной кепке. На поводке он вел померанского шпица.
- Здорово, русские ребята! – радостно крикнул человек. – Яблоков! Дорогой! Как я рад тебя видеть! Это же я, твой коллега и друг – Даниил Туровский! А это моя собачка – Рекс.
Друзья кинулись обниматься.
- Вот так номер! - радовался Яблоков. – Что ты тут делаешь? «Медуза» послала?
- Послала, - кивнул Туровский. - Мы, понимаешь, идем с Рексом уже третьи сутки, с дороги сбились совсем. Хорошо, что встретились. Скажи, где тут застава? Надо пару комментариев у ваших погранцов взять.
- Конечно, - Яблоков бросил окурок в пшеницу, - пойдем, покажу.

Через полчаса оба журналиста и собака были у домика заставы.
- Вот и пришли, - сказал ИП Яблоков. – Руки вверх!
На крыльцо выбежали сотрудники погранслужбы ФСБ с автоматами наизготовку.
- Ты что, Яблоков, – пробормотал человек в кепке. – Я же Туровский! Забыл, как мы в «Нуре» отжигали?..
- Какой ты Туровский, - презрительно сказал Яблоков. – Туровский тебя толще в четыре раза…
- Я скинул вес! Скинул! – закричал человек. – Мне Красильщик карточку в зал подарил!
- У Туровского борода, как у попа! – не унимался Яблоков.
- Сбрил! – прокричал незнакомец – Галина Викторовна сказала, что ей противно, когда в редакции столько бород, понял? Я и сбрил!

Яблоков молча подошел к незнакомцу и положил ему руки на бедра.
- Ты что, ты что… - забормотал тот, отступая, - ну не дури! Рекс! Фас! Ату его!
- Раз ты Туровский, то скажи, - громко произнес Яблоков, не отнимая рук, - как я называл тебя в моменты особой близости?
- Чёлка?! – выкрикнул человек.
Яблоков сплюнул и отошел.
- Не было у нас ничего, понял? Я тебя на понт брал. Чёлка!

Подбежавшие пограничники увели незнакомца. Через час после допроса на крыльцо вышел сияющий майор и поманил Яблокова к себе.
- Раскололся пиндос. Статью пишет, сука. Ну, мы ему статью и дадим! – он зычно расхохотался. – А ты, Яблоков, молодец. Держи!
- Что это? – спросил Яблоков, зажмурившись от счастья.
- Как что – Пулитцер. Смотри, носи с честью!

И майор приколол к пиджаку Яблокова маленький красный значок.



 
 
с листиком

Огни цирка

Однажды ИП Алексей Яблоков позвонил медиаменеджеру Демьяну Борисовичу Кудрявцеву.
- Привет! – недовольным голосом откликнулся Демьян Борисович. – Давай побыстрее, а то у нас тут банкет, сам понимаешь…
- Да я на минутку, - заторопился Яблоков. – Я просто знаешь что хотел сказать? Я хотел сказать, что я… что ты… в общем, Дема, ты – великий человек. Вот что.
- Что? – недоуменно переспросил Кудрявцев.

- Да-да! – горячась, заговорил ИП. – Тебя вот все клюют, ругают, мол, себе на уме и все такое… А я всегда знал, что ты охуенный. Есть у тебя вот этот дар предвидения, понимаешь? Он ведь далеко не каждому достается. Это от Бога, мне кажется. Ты умеешь увлечь людей, понять, чего они хотят. Ты все правильно делаешь, Демьян… и я, честное слово, преклоняюсь перед тобой. Правда.
На том конце провода воцарилось молчание, потом Яблоков вдруг услышал что-то, похожее на всхлип.
- Ты что, плачешь? – осторожно спросил он.
- Да нет… - пробормотал Демьян Борисович осипшим голосом, - так, в глаз что-то попало… Спасибо, Леша. От всего сердца – спасибо. Слушай! – вдохновенно продолжал он. – Хочешь, я и тебе что-нибудь куплю? А?

Яблоков на секунду задумался.
- Купи мне цирк, - попросил он. – Можешь?
- Говно вопрос! – рассмеялся Кудрявцев. – Тебе какой – на Вернадского или на Цветном?
- На Вернадского… Он большой, круглый. Нет, правда купишь?
- Да господи! – воскликнул медиаменеджер. – Прямо завтра и куплю. Утром туда подходи, к сектору «Ж». Ты как – сам управлять будешь или назначишь кого-нибудь?
- Я бы назначил, да, - смущенно проговорил Яблоков. – Кенгуру, например.

Кудрявцев помолчал.
- Знаешь, - проговорил он, - кенгуру нехорошо. У него сумка, он скачет. Ну на хуй, подумают, что он уносит что-то… Мол, мы на коррупцию намекаем. Зачем?
- Ну зебру?
- Дружок, ну какая зебра, - слегка раздражился Демьян Борисович. – Полосы эти – какое-то сплошное метание… Обвинят еще в мрачных настроениях… Сам же понимаешь, время такое…
Яблоков вздохнул.
-  Что, и моржа нельзя?
- Сам ты морж! – окончательно рассердился Кудрявцев. – Ты клыки его видел вообще? Оскал, бля, как у американца! Мы че, хотим, чтобы наш цирк всем зубы показывал? Ты вообще головой думай…
- Сам говорил – «говно вопрос»! – Яблоков тоже разозлился. – Выходит, что никого нельзя?
- Ну почему никого? Просто надо подумать…
- Мышь годится? – предложил Яблоков.
- Нашел, до кого доебаться… Слушай, я думал, у тебя серьезный подход…
- Пошел ты на хуй! – громко сказал Яблоков и повесил трубку. – Морж ему не нравится! Кенгуру, бля… На хуй, и все!  

 
с листиком

Жорж и Шарлотта

Однажды ИП Алексей Яблоков пришел в редакцию онлайн-издания «Слон» - забрать крупный гонорар за несколько заметок. В хорошем настроении Яблоков вошел в вестибюль и немедленно был остановлен. Путь ему преградил владелец медиахолдинга Александр Иванович Винокуров. Он сосредоточенно протирал какую-то медную табличку на стене.

- Куда? – коротко спросил он.
ИП Яблоков радостно захохотал.
- Ну ты комик, Саня! Вот прямо люблю тебя! Отчебучишь чего-нибудь вечно! В  кассу я, в кассу…
- Тут нет никакой кассы, - молвил Александр Иванович. – Вы куда пришли?
- Ну хватит, - хмыкнул Яблоков. – Что ты, в самом деле? Шутки, Саша – не твоя стихия…

В этом время из-за мраморной колонны вышли два крупных мужчины в черной форме с дубинками в руках. Оба внимательно посмотрели на Яблокова.
- В «Слон» я пришел! – рявкнул тот. – Довольны теперь?
- Здесь нет никакого «Слона», - холодно ответил Винокуров. – И, кстати, я никакой не Саша.
- Вот это номер! – восхитился Яблоков. – А кто ты тогда?
- Можете называть меня Жорж.
ИП Яблоков покатился со смеху.

- Я умру щас… - стонал он. – Жорж, блядь… С чего вдруг?
Винокуров пожал плечами.
- Да всегда так было. Онлайн-издание «Репаблик». Вся власть Республике! Меня зовут Жорж, я – владелец.
- А Максимка где? – вытирая слезы, спросил Яблоков.
- Не знаю такого, – пожал плечами Александр Иванович. - Есть Жанбон, он занят. И если вы все выяснили, прошу вас…
Он дал знак охранникам, те подхватили Яблокова под локти и понесли к дверям.

- Стойте, козлы! – извивался тот. – Я вообще к Ире пришел! Ира где?! Малкову куда дели? – орал Яблоков на все здание.
- Шарлотта в отпуске, - холодно ответил Винокуров.
- Гонорар отдай! – окончательно выйдя из себя, завопил Яблоков. – Слышь, Жорж?! Бабки гони, блядь!
- Мужчина, лично я у вас ничего не брал, - вежливо и холодно отчеканил Винокуров. – Обратитесь в «Слон» или в Бегемот», или где вы там состояли...
Золоченая дверь захлопнулась.
 
с листиком

Мальчики

Однажды ИП Алексей Яблоков собрался в магазин – купить баночку столярного клея. Выйдя из квартиры, он обнаружил, что лифт не работает и отправился вниз пешком.
На площадке между пятым и четвертым этажами его внимание внезапно привлекли три юнца. Один курил, второй аккуратно выводил на свежевыкрашенной стене слово «хуй», а третий прижимал к груди полузадушенную кошку, явно готовясь сделать с ней что-то нехорошее.

- Молодые люди, - нахмурившись, произнес Яблоков. – Вам что, в школу не надо?
Тот, что курил, внимательно оглядел Яблокова, выпустил облако дыма и отвернулся. Остальные продолжали заниматься своим делом.
- Я не понял? - слегка повысил голос Яблоков. – Во-первых, почему вы не в школе, во-вторых, кто вам дал право поганить наш подъезд? Не говоря уж о кошке – она принадлежит нашей консьержке, и вряд ли…

- Дядь, ты бы рот закрыл, - вдруг тихо посоветовал тот, что рисовал на стене.
Яблоков задохнулся от возмущения.
- Да я тебя, подлеца!.. - начал он, хватая юнца за плечо. В этот момент двое других бросились на ИП Яблокова, моментально повалив его на холодный пол. И началось избиение.
- Пацаны… дети… - хрипел Яблоков, закрывая голову руками. - Я же о вас забочусь!.. Что ж вы курите в духоте… открыли бы окно!.. И краска ваша вредная… Респираторы бы надели… Вы что!..

- Ты бы, сука, хоть похвалил сначала, а потом критиковал! – шипел первый мальчик, методично нанося удары ногами.
- Проявил поспешность в оценке! – укоризненно заметил второй, прижигая сигаретой щеку Яблокова.
- Не понимает основ духовно-нравственного воспитания, - злобно проговорил мальчик с кошкой. – Придется разъяснить…

Через пять минут дети пресытились.
- Хер с ним, - сказал один, закуривая. – Пошли в третий подъезд, оторвем яйца кое-кому. А ты, дядя, больше не рыпайся, - посоветовал он Яблокову, который бессильно ворочался на полу. – Русские богатыри так не поступают.  
с листиком

В гостях у сказки

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков приехал в гости к старому другу – заместителю министра связи и массовых коммуникаций Алексею Константиновичу Волину. Пройдя через роскошную прихожую, Яблоков вошел в кабинет и остановился в недоумении. Алексей Константинович сидел в кресле за письменным столом, а на столе перед ним была распластана большая унылая капибара.

- Ну и что будем делать? – вкрадчиво спросил у нее заместитель министра
- Леша? – осторожно спросил Яблоков.
- Погоди, я тут это… две минуты… - отмахнулся замминистра. – Видишь, не можем к консенсусу прийти.

Капибара заворочалась, пытаясь встать. Тут только Яблоков заметил, что она привязана к столу тонкой, но прочной леской.
- Ты что, вивисектор? - поморщился Яблоков. - Оставь животное, давай водки выпьем.
- Да она меня извела! – крикнул Волин. – Мне ее Арам подарил, я ж не мог отказаться. А она топочет, как слон, занавески жует. И тупая, как пробка! Нет, тут дело решенное: я убью ее. Найму таджика за бутылку. Пусть утопит ее, как Муму!

- Муму в Испании, - заметил Яблоков. – Но не в этом дело. За что ж ты ее убивать собрался?
- Как за что? За идиотизм! Ты извини, но когда животное никаких экономических изменений в хозяйстве не производит, а только тоннами жрет сено, что еще с ним делать? До ручки меня довела…
- Слушай, кончай, - Яблоков взял приятеля за локоть. – Ты бы лучше все эти громкие слова людям говорил.
- Каким еще людям?
- Ну откуда я знаю -  журналистам каким-нибудь. Мало у нас изданий?
 Волин внимательно посмотрел на Яблокова.
- И правда, - сказал он. – Пойдем выпьем. Давно не виделись, понимаешь…

Капибара вздрогнула.

 
с листиком

Кошка (Кот)

Однажды в кабинет заместителя главного редактора журнала «РБК» Алексея Яблокова без стука вошли двое крепких мужчин в серых костюмах. Без предисловий заместителя свели по лестнице, втолкнули в джип и буквально через десять минут Яблоков, слегка помятый и испуганный, оказался в кабинете пресс-секретаря президента России Дмитрия Сергеевича Пескова.

- Бля, я уж думал, что-то случилось, - с облегчением вздохнул Яблоков. – Ты бы мне еще полк чеченцев прислал, как на Хованское… Что надо-то?
- Понадобится – и пришлю, - проговорил Дмитрий Сергеевич, внимательно разглядывая Яблокова. – Есть важное дело. Читай вслух, - и пресс-секретарь протянул заму главного редактора журнала «РБК» распечатку страницы из Инстаграмма.
- «У нас, - стал читать  Яблоков, - бесследно пропала кошка. Очень похожа на маленького тигренка. Гости всегда говорили, что очень и очень напоминает тигренка. Дней десять назад он куда-то исчез. Мы все думали, что вот-вот появится, так как очень сильно привязан к детям, любит с ними играться, сопровождать их по двору. Но теперь стали серьезно беспокоиться…»
- Достаточно, - прервал Песков. – Ты, я надеюсь, осознаешь масштаб проблемы? У Рамзана Ахматовича бесследно пропала кошка. Или кот – мы сейчас уточняем. Человек серьезно беспокоится. А это значит, что у нас тоже весьма веские причины для беспокойства…
- Я-то при чем? – нетерпеливо проговорил Яблоков.

- Ты привязан к детям? – вдруг спросил Дмитрий Сергееевич.
- В смысле?
- Играться с ними любишь?
- Во-первых, «играть». Во-вторых, люблю. А ты?
- Я всех люблю. В общем, Алексей, - повысил голос Дмитрий Сергеевич. – Давай собирай вещи и чтобы через два часа был в аэропорту «Внуково». Полетишь в Грозный. Будешь у Рамзана Ахматовича кошкой. Или котом – мы это выясним.

- Что? – взвизгнул Яблоков. – Да у меня работа в РБК…
- А я не про работу говорю! – внушительно произнес Дмитрий Сергеевич. – Работа, да еще в РБК – это самое хуевое, что сейчас может быть. А стать кошкой, чтобы человек не беспокоился – это государственный долг. А долг, милый мой, превыше всякой работы. Это счастье! Оно самоценно! За него люди умереть готовы. Поэтому ты, как миленький, сейчас пойдешь гримироваться. Мы тебе сделаем полоски, потом ты полетишь в Грозный и будешь там сопровождать детей по двору, прыгать за фантиком, гонять воробьев и чего там еще? Тереться об ноги. Можешь тихо присутствовать на встречах…

- Секунду, - вдруг произнес Яблоков. – А он кастрированный?
- Кто?
- Кот этот.
- Я же сказал: все выясняем. Да ты не волнуйся. Там медицина передовая. Давай шагай, тигренок мой бенгальский. Понял, блядь, нет?!

Яблоков тихо мяукнул, встал на четвереньки и поплелся к выходу.
с листиком

Равноденствие

Однажды в кабинет заместителя главного редактора журнала "РБК" Алексея Яблокова танцующей походкой вошел редактор юмористического отдела «Сдача».
- Здорово! – воскликнул он. – Колонку напишешь? А то мы все прососали опять, а нам…

Тут редактор с изумлением заметил, что у Яблокова красные и воспаленные от слез глаза.
- Подожди-ка, Саша, - тихо сказал Яблоков. – Мне тут письмо пришло от телеканала «Дождь». Надо дочитать, а я не могу. Сердце болит. У тебя чего-нибудь такого нет?
- Какого – такого?
- Ну от сердца там… или наоборот…
- Вискарь есть. А про что письмо-то?
- Про нас с тобой, - ответил Яблоков. – Неси скорее. Это ж надо так…
 Редактор со всех ног бросился в свой отдел. Яблоков промокнул глаза салфеткой и продолжил читать:

«Мы теряем разум. Мы забыли, откуда и куда идем. Мы полностью утратили ориентиры. Каждые пять минут гибнут люди, не выплачиваются зарплаты, умирают от голода старики и брошенные родителями дети. Звучит банально, но именно в этой банальности заключается ошеломляющая, убийственная правда. Спросите себя: давно ли Вы сами в последний раз гладили по голове бездомного ребенка?..»

Яблоков в отчаянии покачал головой.
- «...или хоть раз приласкали голодную собаку у входа метро? Смотрели ли Вы в глаза больной кошке? Между тем распятые мальчики, изнасилованные девочки, ложь и грязь заполонили все средства массовой информации. Они дурманят нас, затмевают простые человеческие чувства, убивают на корню всякое желание думать. Мы пытаемся говорить о важных вещах, но сбиваемся на полпути, увлеченные беспечными картинками из инстаграмма, бессмысленными шутками в фейсбуке. Совесть. Долг. Вина. Ответственность. Мужество. Любовь. Все эти понятия давно обесцветились, стерлись из нашего сознания. Давайте все на минуту остановимся. Посмотрим друг на друга. Вспомним, что мы все когда-то были детьми и не знали, что такое злоба…»

Вбежал редактор отдела «Сдача», неся в руках початую бутыль. Обливаясь слезами, Яблоков принял ее и сделал три громадных глотка.
- Спасибо, - сказал он, продышавшись. – Вроде отлегло немного. Ты иди, Саша, я дочитаю и, наверное, домой поеду. Как тут работать?

Редактор отдела «Сдача» на цыпочках вышел. Яблоков глубоко вздохнул, сделал еще глоток и вперился в последний абзац:
«Дочитали до конца наше письмо? А теперь – приятный сюрприз от телеканала «Дождь»! В наш эфир возвращается программа «Начистоту»! По этому поводу всем нашим зрителям мы дарим десятипроцентную скидку на трехмесячную подписку! Плюс – фирменный подарок от наших золотых партнеров «Колбасимпактсервис», который можно забрать уже сегодня! Приезжайте к нам в офис!
P.S. Ах да, поздравляем Вас с днем весеннего равноденствия! Ура-ура!»
с листиком

Долой козлов и тигров

Однажды ненастным утром заместитель главного редактора журнала РБК Алексей Яблоков совершал утреннюю пробежку по Крымской набережной. Немного позади, раскрыв над Яблоковым и над собой огромный зонтик, бежал специальный корреспондент проекта «Медуза» Илья Вильямович Азар.

- Объясни мне, - выкрикивал он, - почему у людей мозги набекрень? Им про Фому, они про Ерему! Еще и ругаются! А я же просто выполняю свою работу. Думаешь, мне это все надо? В гробу я видал такую журналистику. Алексей? Ну что ты молчишь? Стой!
Яблоков остановился и вытащил из ушей миниатюрные наушники.
- Ты что-то говорил, Илюнчик? – спросил он. – У меня Бетховен хуячит, я ничего не слышу. Чего там с журналистикой?  

Азар горестно махнул рукой.
- Получил письмо из Приморья, - сказал он и полез за  носовым платком. – Пишет директор сафари-парка Дмитрий Мезенцев: «Илья Валентинович! Ваша агресия сквозит в каждом вопросе и эгацентричность зашкаливает! Сразу видно што вы человек дефственый в смысле зоологий. Кого и в чем вы хотите обвинить? Были б вы спецьялист я бы ответил как человек. А так – пусть ваши дружки-лебералы утрутся, и никакой вам козы. Щасливо». Ну не мудак?

- Вы что, решили Галке козу подарить? – ухмыльнулся Яблоков. - Так она их не любит, у нее аллергия на эпителий…
- Какой, на хер, эпителий! – взорвался Илья Вильямович. – Интервью, интервью мы хотели! Козлику этому, Тимуру, невесту привезли. Манечку! Мы готовим подборку материалов к свадьбе, нужна фактура. Я честно составил 56 вопросов, отправил их на бланке этому козлу… В смысле, директору.
- Что за вопросы-то? – давясь от смеха, спросил Яблоков.
- Нормальные вопросы! Сам посмотри, - Азар протянул приятелю шесть страниц с красиво отпечатанным текстом.

Яблоков стал читать вслух:
- «Во-первых, если коротко резюмировать вашу позицию: может ли коза жить с козлом, если рядом находится тигр?
Во-вторых, обеспечивается ли защита самки от возможных нападок со стороны самца?
В-третьих, какие у нее рожки? И как вообще пришла эта идея?
В-четвертых: правда ли, что козы неприхотливы и могут выживать там, где тигры не выживают?
В-пятых: вы учились на врача, потом работали в библиотеке. Как вы стали директором сафари-парка? Не жалко вам упущенных возможностей?
В-шестых, после «свадьбы» Тимура и Манечки перевес сил в заповеднике существенно изменится в пользу козлов. У тигра самки нет. Как лично вы к этому относитесь?»

- Ну и так далее, - проговорил Азар, отрешенно глядя сквозь Яблокова, который корчился на мокрой скамейке. – Тебе смешно, а что я Галине Викторовне скажу?
- Ничего не говори, - простонал Яблоков, вытирая глаза.
- Как это?
- Да очень просто. Скажи: если повесим это на сайт, нам точно нативную рекламу пришьют. Это щас модно. Дескать, мы Приморский край рекламируем. Или еще чего похуже…

Илья Вильямович задумался на секунду, потом глаза его расширились.
- Ура! – заорал он. – Гений! Так и скажу! Вставай! Пошли в «Стрелку»! Угощаю! Долой козлов и тигров, да здравствует нативная реклама!
с листиком

Рыцарь Черной Звезды

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков бродил по своему просторному кабинету, меланхолично поливая цветы из фирменной зеленой лейки. Внезапно в дверь постучали.
- Хули надо? – недовольно спросил Яблоков, разглядывая крокус.

Дверь распахнулась, и в кабинет шагнул кинокритик и режиссер Роман Олегович Волобуев.
- По делу, - мрачно проговорил он, без спроса усаживаясь в высокое чипендельское кресло. - Травят меня, Леха. Организованно. Нужна помощь. Понял?
- Травят? – изумился Яблоков. - Да ты сам, кого хочешь, затравишь в две минуты! Люди от твоих заметок слезами плачут. А уж от кино…
- Ты-то хоть не начинай! Слушай, что сейчас было. Звонит мне женщина. Лопочет по-английски: мол, меня зовут Абдулмаджид. Ну я слегка присел, конечно – ИГИЛ там, хуил, сам понимаешь. Оказалось – вдова Дэвида Боуи!

Яблоков захохотал.
- Ржешь, как идиот! Ты слушай дальше. И начинает жестко так со мной. Мол, Роман, какого хера вы себе позволяете? Весь мир скорбит по моему королю единорогов, а вы его проклинаете. Я отвечаю: девушка, да где я проклинаю? Я вообще кино занимаюсь, а не музыкой. А она говорит – вот именно, что кино. Кто, говорит, написал, что фильм «Престиж» с Дэвидом в роли Теслы – посредственность, отлитая в бронзе? Кто писал, что Скарлетт Йохансон похожа на жестяное ведерко? Я ей отвечаю: женщина, давайте не будем скатываться в пошлость.  Я вообще не вашего супруга имел в виду, а режиссера Кристофера Нолана! А она мне знаешь чего говорит – значит, вы сделали больно не только Дэвиду, который теперь на звездах, а еще и многим другим. Вот так.

- Ну а дальше что? – в изнеможении спросил Яблоков, вытирая слезы.
- А дальше говорит: вы, Роман, лучше извинитесь перед всеми сразу. У вас, говорит, в Москве перекрестки есть? Выйдите на какой-нибудь, поклонитесь на четыре стороны и скажите: «Простите, люди, за все то зло, что я причинил своими заметками». А потом, говорит, вообще уходите из профессии. Станьте, говорит, ветеринаром, лечите животных. У меня, говорит, кошку вчера тошнило, а хорошего врача в этой жопе хер найдешь…
- Что ты от меня-то хочешь? – взмолился Яблоков. – Я ж в деловой журналистике теперь.
- Организуй мне у вас прессуху. Нагоним народу, я еще кое к кому сбегаю, артисты придут, режиссеры. А с этой Абдулмаджидкой скайп устроим…
- Да зачем?!

Роман Олегович, слегка покраснев, взял из рук Яблокова лейку и дунул в носик.
- Ну это… поговорить с людьми там… извиниться… может, правда, чего не так. Я ж не со зла…
- Может, тебе телефон ветеринарных курсов дать? – тихо спросил Яблоков.
Волобуев потупился.