Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

с листиком

Было неудобно

Однажды в кабинете владельца журнала Forbes Александра Фомича Федотова происходила встреча между самим Александром Фомичом и главным редактором журнала Николаем Феликсовичем Усковым.

- Ну что ж, Николай, почитаем, почитаем твою конь-сеп-цию! - басовито рассмеялся Федотов.
Николай Феликсович тоже от души рассмеялся, закинув свою красивую голову.

- Мы, Александр Фомич, даром хлеб не едим, - проговорил он, - кумкват зря не топчем… маракуем помаленьку. Вы все-то не читайте, там много про дизайн…
- Уж не помру, - шутливо хмыкнул Федотов, погружаясь в чтение. – Таак… «Ее веснушчатое лицо разрумянилось, прядь темно-русых волос прилипла ко лбу»…

Усков оледенел.
- Это что ж - эпиграф? – глянул поверх очков Федотов.
- Эпи… граф… - выдохнул Николай Феликсович.
- Ну-ну. «Ровные ряды белых зубов искрились в полумраке. Алехин уловил жаркое, молочное на вкус дыхание…» Погоди-ка, я что-то не пойму: Алехин – это кто?
- Кирилл Алехин! – нашелся Усков. – Вы не знаете? Талантливый парнишка, по видео хороший спец… Я думал расширить отдел медиа…


- Тебе лишь бы расширить, - хмыкнул Александр Фомич, снова погружаясь в чтение. – «Ее медовые глаза были широко распахнуты и выглядели глупыми…» Ну тут, я так понимаю, критика прежней команды пошла? Нормально, в принципе, хотя и грубовато. Все-таки она женщина, Николай!
Усков проглотил слюну и усиленно закивал, пытаясь припомнить, кто мог подложить в его портфель рукопись его собственного романа вместо концепции.

- «Я хочу тебя»! - громко, с расстановкой прочитал Александр Фомич и внимательно посмотрел на Николая Феликсовича. – Это как же понимать?  
Усков криво улыбнулся.


- Это, видите ли, Александр Фомич… риторика, так сказать. Я все-таки пятнадцать лет руковожу журналами и сайтами… все они становились только лучше. Вот я и восклицаю там, в концепции – мол, слава тебе, «Форбс», наконец мы встретились, я так хочу тебя… Вот.

Александр Фомич пожевал губами и перевел взгляд на рукопись.
- «…он стянул микроскопические трусики, - прочитал Федотов, - подсадил ее на садовый стол и вошел, не раздеваясь… Было неудобно – мешали штаны».

Наступила тишина.
- Я же говорил, мы останемся неудобным изданием, - пробормотал Николай Феликсович.

 
с листиком

Экспроприация

Однажды бывший главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков сидел дома за белоснежным ноутбуком и с лицом энтомолога деловито разглядывал фотографию, на которой обнаженная женщина пыталась засунуть в себя велосипед.
В этот момент зеленый утенок внизу рабочего стола захлопал крыльями и радостно запрыгал, сообщая, что кто-то имеет к Алексею Яблокову интерес. Бывший главный редактор Men's Health открыл окно программы и увидел новое сообщение:

"Леха, привет, это Игорь Лисник из журнала Yes!Звезды. Хочу тебя попросить выступить свидетелем на суде. У нас тут одна лимитчица спиздила из редакции трельяж и ящик тампаксов. Фишка в том, что она умудрилась вынести все это под видом утренней почты. Ее накрыли, но она ушла в несознанку и не колется. Подала в суд на меня. Коза. Можешь прийти завтра в Басманный суд в 9-00?"

"И что я буду там делать?" - поинтересовался Яблоков.
"Скажешь, что знаешь меня только с лучшей стороны. А ее - с худшей", - написал Лисник и поставил смайл.

Глаза у Яблокова загорелись, и он бешено заколотил по клавиатуре: "Хуйня это все, скучища, Игорек! Ты ведь в молодежном журнале работаешь. Кто тебя только учил скандалы раздувать! Забудь ты про эту малолетнюю идиотку. Давай завтра скажем, что трельяж и тампаксы из редакции вынесла Наталья Морарь, зашедшая к вам незадолго до беспорядков в Молдавии".

Лисник долго не отвечал.

"Ищешь, кто такая Морарь?" - спросил Яблоков и поставил смайл.
"Ага, - ответил главный редактор журнала Yes! Звезды, - а зачем ей это было делать?"
"Откуда я знаю, - посмеиваясь, написал Алексей Яблоков, - может быть, с этого и начинаются все революции".
с листиком

Аннабель Ли

Однажды главный редактор журнала Men's Health Алексей Яблоков и дизайнер Артемий Андреевич Лебедев сидели в ресторане клуба «Рай» и пили молоко.

— И на хуй ты это сделал, Андреич, - горячо говорил главный редактор Men’s Health, утирая с верхней губы белые усы. — Я тебя не понимаю. Ну нравится тебе она, ну не отвечает взаимностью, так поезжай к ней в Киев! Добивайся! Кричи ей в окно стихи, черт подери! Нет: тебе надо все опошлить. Выложить ее непорочную красоту на всеобщее обозрение. Похвастаться: вот я каков ловелас и дизайнёр! Конечно, Антоха обиделся. Носик-то. Он, поди, к ней и сам прикипел, тоже ведь чувства питал…

— Сволочь он, — глухо сказал Лебедев. Глаза его вспыхнули нехорошим огнем. — Подлец просто. Носик-Пиндосик. Всегда мне завидовал: любви моей, юности, талантам… И девушку мою задумал таким гнусным способом отбить. Хуй! Не выйдет!

Яблоков мягко, по-отечески, улыбнулся и взял Артемия Андреевича за локоть.
— Казанова ты штопаный, – засмеялся он. — Все у тебя будет еще: и слава, и звезды, и любовь. Кстати, скажи мне-то хоть. Как другу, скажи честно: сколько этой дуре лет?

Лебедев потупился.
— Четырнадцать… — пробормотал он. — Блядь, Леха, как ты не понимаешь! Это ведь огонь моих чресел! Грех мой! Душа моя! Кончик языка совершает…

— Конечно, конечно, — иронически прервал цитацию главный редактор Men’s Health. — Гумберты у нас нынче не в почете. Проебал ты свою Аннабель Ли, дружок. Придется переключаться на толстых, взрослых Шарлотт с гусиной кожей… Тем более, они тебя и сами алчут.

Артемий Андреевич поперхнулся молоком и подавил рыдания.