?

Log in

Яблокчу

Jul. 25th, 2016 | 03:27 pm

Однажды утром Алексей Яблоков проснулся, ощущая внутри невероятный подъем духа. Одним махом он вскочил с постели, сделал несколько стремительных фуэте по квартире, в одних трусах выскочил через окно во двор и тут замер от удивления.
Перед ним раскинулся город невероятной красоты. Все ямы и прорехи на асфальте были заделаны, фасады домов сверкали. По широчайшему проспекту бесшумно неслись электромобили. А на месте пустыря цвел пышный сквер с фонтанами и золотистыми иволгами в ветвях.  

- Моя улица, - прошептал Яблоков, глядя на зелень сквозь горячую слезу. – Гоу!
Он помчался, подпрыгивая, в сторону центра. Возле метро «Добрынинская» копошились трое мужчин: Яблоков узнал в них Гоголя, Тургенева и Аксакова. Пыхтя, они пытались отковырять красиво уложенную плитку и перегрузить ее в свой фургон.
- Ну-ка, блядь, отошли на три шага! – заорал Яблоков.
- Что ты лаешься? – с укоризной заметил Гоголь, но поспешно отошел. Двое других сделали вид, что не слышат, и тогда
Яблоков стремительным движением перегрыз Тургеневу горло, а Аксакову раскроил череп.

- По-хорошему не понимают! – возмущался Яблоков, продолжая свой бег. – Мою Москву поганят, стервецы!
Юрий Гагарин обнаружился на Храме Христа Спасителя: он соскребал грязными ногтями позолоту с куполов. Яблоков сшиб его из УЗИ и помчался дальше. Виктор Цой устроил на Моховой наводнение, перекрыв канализационные стоки, и его пришлось утопить живьем. В зоопарке Петр Первый совал горящий окурок в морду капибаре – Яблоков одним движением разодрал императора на части, не забыв бросить окровавленные ошметки гималайскому медведю.

Наконец Яблоков достиг Страстной площади. Там его глазам предстало страшное зрелище. Поэт Александр Сергеевич Пушкин, одетый в коричневый сюртук, бил ногами по только что установленным цветникам на Тверской улице. Земля и куски гранита летели во все стороны. Бульвар было не узнать – все розовые палатки и фонарики были разрушены, опоганены, испохаблены.   

- Забавы взрослых шалунов, да? - прохрипел Яблоков. – Да я ж тебя изувечу, сукин ты сын!
Он попытался пнуть поэта ногой, и вдруг с ужасом почувствовал, что ноги как будто приросли к земле. УЗИ стал какой-то мягкий, огнемет исчез вовсе, а сталь штыка крошилась, как французский багет. Силы кончились.
- За что? – прошептал Яблоков, подняв голову к небу. – Господи! Почему ты меня оставил?

- Что за хуйня? – вдруг послышался недовольный мужской голос в небесах. – Чо он, сука, умер, что ли? Гоу, Леха, гоу!
- Не получится, - возразил другой голос, спокойный и корректный. – Вам надо его прокачать. Иначе Пушкина не убить.
- Как это прокачать?
- Ну это же не просто покемон - это Яблокчу, разработка мэрии. В него могут играть только активные горожане. Вы уплатите все штрафы в ГАИ, сдадите налоговую декларацию, потом за свет, за ЖКХ тоже надо… Проверка займет десять дней, потом вам придет с сайта «мос.ру» уведомление, вы заполните анкету, и тогда Яблокчу будет прокачан в полную силу. Тогда и Пушкина убьете, и всех остальных, кто мешает нам жить.

- Да ну на хер! – возмутился мужчина. – Лучше я в тетрис поиграю. Чо за бред вообще! Как его выключить?
- Стойте! – зашептал Яблоков. – Подождите секунду! Я же могу, я же еще Яблокчу… Гоу, Москва, гоу…

Густая красная буква «Я» распласталась у него в глазах, и больше он ничего не видел и не понимал.  

Link | | Share

В гостях у сказки

May. 19th, 2016 | 03:03 pm

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков приехал в гости к старому другу – заместителю министра связи и массовых коммуникаций Алексею Константиновичу Волину. Пройдя через роскошную прихожую, Яблоков вошел в кабинет и остановился в недоумении. Алексей Константинович сидел в кресле за письменным столом, а на столе перед ним была распластана большая унылая капибара.

- Ну и что будем делать? – вкрадчиво спросил у нее заместитель министра
- Леша? – осторожно спросил Яблоков.
- Погоди, я тут это… две минуты… - отмахнулся замминистра. – Видишь, не можем к консенсусу прийти.

Капибара заворочалась, пытаясь встать. Тут только Яблоков заметил, что она привязана к столу тонкой, но прочной леской.
- Ты что, вивисектор? - поморщился Яблоков. - Оставь животное, давай водки выпьем.
- Да она меня извела! – крикнул Волин. – Мне ее Арам подарил, я ж не мог отказаться. А она топочет, как слон, занавески жует. И тупая, как пробка! Нет, тут дело решенное: я убью ее. Найму таджика за бутылку. Пусть утопит ее, как Муму!

- Муму в Испании, - заметил Яблоков. – Но не в этом дело. За что ж ты ее убивать собрался?
- Как за что? За идиотизм! Ты извини, но когда животное никаких экономических изменений в хозяйстве не производит, а только тоннами жрет сено, что еще с ним делать? До ручки меня довела…
- Слушай, кончай, - Яблоков взял приятеля за локоть. – Ты бы лучше все эти громкие слова людям говорил.
- Каким еще людям?
- Ну откуда я знаю -  журналистам каким-нибудь. Мало у нас изданий?
 Волин внимательно посмотрел на Яблокова.
- И правда, - сказал он. – Пойдем выпьем. Давно не виделись, понимаешь…

Капибара вздрогнула.

 

Link | | Share

Кошка (Кот)

May. 16th, 2016 | 04:14 pm

Однажды в кабинет заместителя главного редактора журнала «РБК» Алексея Яблокова без стука вошли двое крепких мужчин в серых костюмах. Без предисловий заместителя свели по лестнице, втолкнули в джип и буквально через десять минут Яблоков, слегка помятый и испуганный, оказался в кабинете пресс-секретаря президента России Дмитрия Сергеевича Пескова.

- Бля, я уж думал, что-то случилось, - с облегчением вздохнул Яблоков. – Ты бы мне еще полк чеченцев прислал, как на Хованское… Что надо-то?
- Понадобится – и пришлю, - проговорил Дмитрий Сергеевич, внимательно разглядывая Яблокова. – Есть важное дело. Читай вслух, - и пресс-секретарь протянул заму главного редактора журнала «РБК» распечатку страницы из Инстаграмма.
- «У нас, - стал читать  Яблоков, - бесследно пропала кошка. Очень похожа на маленького тигренка. Гости всегда говорили, что очень и очень напоминает тигренка. Дней десять назад он куда-то исчез. Мы все думали, что вот-вот появится, так как очень сильно привязан к детям, любит с ними играться, сопровождать их по двору. Но теперь стали серьезно беспокоиться…»
- Достаточно, - прервал Песков. – Ты, я надеюсь, осознаешь масштаб проблемы? У Рамзана Ахматовича бесследно пропала кошка. Или кот – мы сейчас уточняем. Человек серьезно беспокоится. А это значит, что у нас тоже весьма веские причины для беспокойства…
- Я-то при чем? – нетерпеливо проговорил Яблоков.

- Ты привязан к детям? – вдруг спросил Дмитрий Сергееевич.
- В смысле?
- Играться с ними любишь?
- Во-первых, «играть». Во-вторых, люблю. А ты?
- Я всех люблю. В общем, Алексей, - повысил голос Дмитрий Сергеевич. – Давай собирай вещи и чтобы через два часа был в аэропорту «Внуково». Полетишь в Грозный. Будешь у Рамзана Ахматовича кошкой. Или котом – мы это выясним.

- Что? – взвизгнул Яблоков. – Да у меня работа в РБК…
- А я не про работу говорю! – внушительно произнес Дмитрий Сергеевич. – Работа, да еще в РБК – это самое хуевое, что сейчас может быть. А стать кошкой, чтобы человек не беспокоился – это государственный долг. А долг, милый мой, превыше всякой работы. Это счастье! Оно самоценно! За него люди умереть готовы. Поэтому ты, как миленький, сейчас пойдешь гримироваться. Мы тебе сделаем полоски, потом ты полетишь в Грозный и будешь там сопровождать детей по двору, прыгать за фантиком, гонять воробьев и чего там еще? Тереться об ноги. Можешь тихо присутствовать на встречах…

- Секунду, - вдруг произнес Яблоков. – А он кастрированный?
- Кто?
- Кот этот.
- Я же сказал: все выясняем. Да ты не волнуйся. Там медицина передовая. Давай шагай, тигренок мой бенгальский. Понял, блядь, нет?!

Яблоков тихо мяукнул, встал на четвереньки и поплелся к выходу.

Link | | Share

Голос по-латыни

Mar. 25th, 2016 | 03:21 pm

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков разглядывал толстых розовых рыб, плавающих в его аквариуме. Рыбы ритмично шевелили губами, как бы рассказывая Яблокову какую-то бесконечную историю. От приятных дум заместителя отвлек телефонный звонок пресс-секретаря Президента России Дмитрия Сергеевича Пескова.

- Леха! Дело срочное, - торопливо проговорил Дмитрий Сергеевич. - Ты знаешь, что такое «Вокс»?
- В смысле?
- Да блядь, в прямом смысле!
- Не ори, - огрызнулся Яблоков. – Я не у тебя в аппарате, слава богу. Черт его знает, что такое «вокс». «Голос» по-латыни.
- Не годится, - вздохнул Дмитрий Сергеевич. – Это я и сам знаю. А еще?
- Ну… комбик такой есть. Усилитель, в смысле, для электрогитары. На нем «Битлз» играли.
- «Битлз»? – с подозрением переспросил Песков. – Ладно, проверим. А еще что может быть?

- Ну, сука, я не знаю! – утомился Яблоков. – Что ты мне дурацкие вопросы вечно задаешь? У тебя своих референтов нет? А, стой! Вспомнил. Было, короче, такое Всесоюзное общество культурной связи с заграницей. Сокращенно – ВОКС. Организация такая общественная. Через них к нам приезжали разные деятели культуры. Ромен Роллан там, Рабиндранат Тагор…

- Вооот! – умилился Дмитрий Сергеевич. – Сразу видно умного человека. «С заграницей», говоришь? Так это же вообще! Их же проверить надо срочно, не дай бог, какое-нибудь финансирование там… Ну спасибо, Леха, выручил! Побегу доложу, куда надо.
- Рад стараться, - скромно сказал Яблоков. – Тогда пока?
- Погоди, - вспомнил Дмитрий Сергеевич, - последний вопрос. А в Ленинграде они работают?
- Да они везде работали! Это же Всесоюзное общество.

Песков задумался.
- Нет, что-то тут не сходится. Мне, понимаешь, все СМИ обзвонились уже. С самого утра спать не дают, и все только одно спрашивают: «Вы знаете, что ВОКС больше не работает в Ленинграде?» Мы всех питерских проверили – нет такого человека…
- Так это не тот ВОКС, наверное? – осторожно уточнил Яблоков. – Тот еще в 1958 году был преобразован. Да и Ленинград уже Санкт-Петербург давно…

- Так что ж ты мне голову морочишь! – заорал Дмитрий Сергеевич. – Ромен Роллан ты хуев! Ван Гог сраный! И я хорош – нашел кого спрашивать! Да иди ты…
В трубке раздались гудки. Яблоков укоризненно покачал головой и снова пошел к рыбам.


 

Link | | Share

Равноденствие

Mar. 21st, 2016 | 03:00 pm

Однажды в кабинет заместителя главного редактора журнала "РБК" Алексея Яблокова танцующей походкой вошел редактор юмористического отдела «Сдача».
- Здорово! – воскликнул он. – Колонку напишешь? А то мы все прососали опять, а нам…

Тут редактор с изумлением заметил, что у Яблокова красные и воспаленные от слез глаза.
- Подожди-ка, Саша, - тихо сказал Яблоков. – Мне тут письмо пришло от телеканала «Дождь». Надо дочитать, а я не могу. Сердце болит. У тебя чего-нибудь такого нет?
- Какого – такого?
- Ну от сердца там… или наоборот…
- Вискарь есть. А про что письмо-то?
- Про нас с тобой, - ответил Яблоков. – Неси скорее. Это ж надо так…
 Редактор со всех ног бросился в свой отдел. Яблоков промокнул глаза салфеткой и продолжил читать:

«Мы теряем разум. Мы забыли, откуда и куда идем. Мы полностью утратили ориентиры. Каждые пять минут гибнут люди, не выплачиваются зарплаты, умирают от голода старики и брошенные родителями дети. Звучит банально, но именно в этой банальности заключается ошеломляющая, убийственная правда. Спросите себя: давно ли Вы сами в последний раз гладили по голове бездомного ребенка?..»

Яблоков в отчаянии покачал головой.
- «...или хоть раз приласкали голодную собаку у входа метро? Смотрели ли Вы в глаза больной кошке? Между тем распятые мальчики, изнасилованные девочки, ложь и грязь заполонили все средства массовой информации. Они дурманят нас, затмевают простые человеческие чувства, убивают на корню всякое желание думать. Мы пытаемся говорить о важных вещах, но сбиваемся на полпути, увлеченные беспечными картинками из инстаграмма, бессмысленными шутками в фейсбуке. Совесть. Долг. Вина. Ответственность. Мужество. Любовь. Все эти понятия давно обесцветились, стерлись из нашего сознания. Давайте все на минуту остановимся. Посмотрим друг на друга. Вспомним, что мы все когда-то были детьми и не знали, что такое злоба…»

Вбежал редактор отдела «Сдача», неся в руках початую бутыль. Обливаясь слезами, Яблоков принял ее и сделал три громадных глотка.
- Спасибо, - сказал он, продышавшись. – Вроде отлегло немного. Ты иди, Саша, я дочитаю и, наверное, домой поеду. Как тут работать?

Редактор отдела «Сдача» на цыпочках вышел. Яблоков глубоко вздохнул, сделал еще глоток и вперился в последний абзац:
«Дочитали до конца наше письмо? А теперь – приятный сюрприз от телеканала «Дождь»! В наш эфир возвращается программа «Начистоту»! По этому поводу всем нашим зрителям мы дарим десятипроцентную скидку на трехмесячную подписку! Плюс – фирменный подарок от наших золотых партнеров «Колбасимпактсервис», который можно забрать уже сегодня! Приезжайте к нам в офис!
P.S. Ах да, поздравляем Вас с днем весеннего равноденствия! Ура-ура!»

Link | | Share

Первый "Оскар"

Mar. 1st, 2016 | 03:56 pm

Однажды заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков дремал у себя в кабинете. Внезапный телефонный звонок разорвал тишину, заставив Яблокова подскочить на оттоманке.

- Добрый день? – спросил женский голос с иностранным акцентом.
- Кто это? – недовольно отозвался замглавного редактора.  – Поработать, бля, не дают.
- Меня зовут Сильвия, я представляю Американскую академию кинематографических искусств и наук. Могу я называть вас "Лео"?
- Во-первых, не "Лео", а Алексей Евгеньевич, - мрачно сказал Яблоков. - А во-вторых, чего надо?

- Дело в том, что мы составляем списки кандидатов на «Оскар». Вы хотите получить «Оскар»... Алексей Евгеньевич?

Яблоков протер глаза и зевнул.
- «Оскар»… Слушайте, я ничего не покупаю, спасибо.
- Прошу прощения?
- Да не надо мне! - загорячился Яблоков. - Что непонятного? Вот эти ваши золотые вклады, пылесосы, премии – оставьте себе! 
- Но позвольте, - пролепетала Сильвия, - как так? Мировая премия… И вы можете не один «Оскар» получить, можете получить много!

- Слушайте, милочка, - строго сказал Яблоков, - вы по-русски можете понимать? У меня работы по горло. Мне надо про экономику вендиспансеров писать…
- Но это - «Оскар»! – крикнула девушка.
- У вас «Оскар», а там триппер! Что непонятного? – рассердился Яблоков. - И вообще, кто вам дал мой телефон? Опять по базе пробили?
- Телефон дал Сильвестр Сталлоне… - всхлипнула девушка. – Он сам собирался номинироваться, но у него что-то с машиной, и он не смог…
- Нечего рыдать, - пробурчал Яблоков. – Как до дела доходит, так все - Сталлоне. В каких хоть числах эта ваша пурга?

- Основная церемония уже прошла, но через неделю будет дополнительное награждение! – затараторила девушка. – Есть десять номинаций, можете выбрать любую или все. Вот есть «Лучшая песня», «Лучшая адаптация», «Лучшая хореография», «Лучший мужской костюм»…
- Стоп! – перебил Яблоков. – А что я за это буду должен? У вас же ничего бесплатно не бывает?
- Все зависит от номинации, - объяснила девушка. – Если хотите одну – просто заполняете форму и краткое резюме. Если несколько, то там на выбор: сражаетесь с медведицей, тонете, нюхаете кокаин, падаете с небоскре…

- А могу я получить «Оскар» за лучшее исполнение роли Яблокова? – вдруг вкрадчиво спросил замглавного редактора журнала «РБК».
- Я так не могу сразу… Сорри, мне надо посоветоваться… - растерялась девушка.
- Сорри-хуерри! – крепко сказал Яблоков. – С этого бы и начинала. Посоветуйся, а потом звони. Дура! Недруг из-за бугра! Привет Госдепу!

Link | | Share

Долой козлов и тигров

Feb. 16th, 2016 | 10:24 am

Однажды ненастным утром заместитель главного редактора журнала РБК Алексей Яблоков совершал утреннюю пробежку по Крымской набережной. Немного позади, раскрыв над Яблоковым и над собой огромный зонтик, бежал специальный корреспондент проекта «Медуза» Илья Вильямович Азар.

- Объясни мне, - выкрикивал он, - почему у людей мозги набекрень? Им про Фому, они про Ерему! Еще и ругаются! А я же просто выполняю свою работу. Думаешь, мне это все надо? В гробу я видал такую журналистику. Алексей? Ну что ты молчишь? Стой!
Яблоков остановился и вытащил из ушей миниатюрные наушники.
- Ты что-то говорил, Илюнчик? – спросил он. – У меня Бетховен хуячит, я ничего не слышу. Чего там с журналистикой?  

Азар горестно махнул рукой.
- Получил письмо из Приморья, - сказал он и полез за  носовым платком. – Пишет директор сафари-парка Дмитрий Мезенцев: «Илья Валентинович! Ваша агресия сквозит в каждом вопросе и эгацентричность зашкаливает! Сразу видно што вы человек дефственый в смысле зоологий. Кого и в чем вы хотите обвинить? Были б вы спецьялист я бы ответил как человек. А так – пусть ваши дружки-лебералы утрутся, и никакой вам козы. Щасливо». Ну не мудак?

- Вы что, решили Галке козу подарить? – ухмыльнулся Яблоков. - Так она их не любит, у нее аллергия на эпителий…
- Какой, на хер, эпителий! – взорвался Илья Вильямович. – Интервью, интервью мы хотели! Козлику этому, Тимуру, невесту привезли. Манечку! Мы готовим подборку материалов к свадьбе, нужна фактура. Я честно составил 56 вопросов, отправил их на бланке этому козлу… В смысле, директору.
- Что за вопросы-то? – давясь от смеха, спросил Яблоков.
- Нормальные вопросы! Сам посмотри, - Азар протянул приятелю шесть страниц с красиво отпечатанным текстом.

Яблоков стал читать вслух:
- «Во-первых, если коротко резюмировать вашу позицию: может ли коза жить с козлом, если рядом находится тигр?
Во-вторых, обеспечивается ли защита самки от возможных нападок со стороны самца?
В-третьих, какие у нее рожки? И как вообще пришла эта идея?
В-четвертых: правда ли, что козы неприхотливы и могут выживать там, где тигры не выживают?
В-пятых: вы учились на врача, потом работали в библиотеке. Как вы стали директором сафари-парка? Не жалко вам упущенных возможностей?
В-шестых, после «свадьбы» Тимура и Манечки перевес сил в заповеднике существенно изменится в пользу козлов. У тигра самки нет. Как лично вы к этому относитесь?»

- Ну и так далее, - проговорил Азар, отрешенно глядя сквозь Яблокова, который корчился на мокрой скамейке. – Тебе смешно, а что я Галине Викторовне скажу?
- Ничего не говори, - простонал Яблоков, вытирая глаза.
- Как это?
- Да очень просто. Скажи: если повесим это на сайт, нам точно нативную рекламу пришьют. Это щас модно. Дескать, мы Приморский край рекламируем. Или еще чего похуже…

Илья Вильямович задумался на секунду, потом глаза его расширились.
- Ура! – заорал он. – Гений! Так и скажу! Вставай! Пошли в «Стрелку»! Угощаю! Долой козлов и тигров, да здравствует нативная реклама!

Link | | Share

Самострой чуждой веры

Feb. 11th, 2016 | 01:38 pm

Однажды на Кубе, в просторном зале за дубовым столом восседали Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, папа Римский Франциск, а также заместитель главного редактора журнала «РБК» Алексей Яблоков. В зале стояла такая тишина, что было слышно, как далеко, на берегу океана кубинские мальчики выкрикивают: «Cojones! Pa la pinga!»

- Сын мой Алексис! - с глубоким чувством заговорил наконец папа Римский, - я буду говорить с тобой ab imo pectore, открыто. Мы не можем прийти с господином Кириллом ни к какому соглашению. Переговоры идут уже трое суток, и ничего не получается. Мы говорим на разных языках. Abyssus abyssum invocat!
- Это кто обоссался?! – сурово выкрикнул Кирилл. – Хорек! Ответил бы я, как у нас принято! В общем, Алексей, нам надо сделать совместное заявление с этим вот понтификом. А мне прямо противно. Они ведь у себя в Европе бесстыдством занимаются,  а не христианством. Но протокол есть протокол: и наша администрация ждет, и Ватикан тоже.  А ты же вроде умеешь документы составлять, да? 

- Сын мой, - нараспев произнес Франциск, - ты должен нам помочь. Гонения на христиан по всему миру достигли катастрофических масштабов! И Россия в этом аду занимает не последнее место…
- Замри, картавый! –  приказал Кирилл. – Времени в обрез. Что будем заявлять, Алексей?

Яблоков пожал плечами:
- Да очень просто. Эй вы, бумаги, чернил! Так, - продолжал он, когда служки мигом принесли золотой «Монблан» и роскошный бумажный свиток. – Предлагаю следующий текст:

«Господа! Сегодня, в годину трудных испытаний, перед нами стоит грандиозная задача – вернуть в лоно церкви истинных христиан и распространить наше влияние на всей планете. Однако это дело значительно затрудняется усилиями других конфессий, созданных на абсолютно незаконных основаниях. Нельзя позволить им прикрываться бумажками, добытыми Бог знает, каким путем! Посему в самое ближайшее время мы должны собраться с силами и приступить к последовательному искоренению всех представителей других конфессий! Также мы обязаны в кратчайшие сроки уничтожить так называемые места отправления их культа! Долой самострой чуждой нам веры! Разрушим пагоды, синагоги и мечети, скрывающие от взора красоту истинной веры! Снесем их к едрене матери! Тем более, что из-за них не пройти, не проехать!

Последовательное уничтожение мусульман, иудеев, буддистов, и, конечно, атеистов - наглядный пример того, что истинными ценностями в мире по-прежнему остаются правда, наследие, история цивилизации. Вернем Христа христианам! Интересного, красивого, любимого! Dixi».

Патриарх Кирилл и папа Римский Франциск переглянулись и зааплодировали.

 

Link | | Share

Право голоса

Jan. 20th, 2016 | 01:25 pm

Однажды в гости к заместителю главного редактора журнала «РБК» Алексею Яблокову приехал старый приятель – журналист Сергей Борисович Пархоменко. Яблоков обрадовался: сбегал на рынок, купил парной телятины, и теперь, после трапезы, друзья сидели в креслах, потягивали марочный коньяк и слушали до слез пробирающую «Рио-Риту».

- Что, Леха, забурел? – усмехнулся Сергей Борисович. – Можешь даже не рассказывать, как журналисты живут, сам вижу. Телятину покупаешь! Искусство по стенам! Граммофон завел. Ба! А это что?
Пархоменко встал и подошел к огромной золоченой клетке, висевшей в углу комнаты. Там, среди игрушечных домиков и деревьев, бродили два ярких волнистых попугая.
- Ну ты даешь! – присвистнул Пархоменко. – Да какие красивые! Ни хуя себе оперение!

- Нравятся? – обрадовался Яблоков. – Костя умеет кланяться, видишь? А Кларочка у нас разговаривает. Да, Кларочка? Ну-ка скажи что-нибудь дяде Сереже. Скажи: «дис-сер-нет», ну?
Птица забавно склонила голову и нараспев повторила слово.
- Слыхал? – в восторге обернулся Яблоков к Сергею Борисовичу. Тот, нахмурив брови, глядел в пол.

- Погоди, это что ж выходит? – медленно сказал он. – Значит, она не сама говорит, а только повторяет другие голоса? Имитирует, что ли? И ты считаешь, это нормально?
Яблоков вытаращил глаза.
- Сережа, ты что? Это же попугай. Он по-другому не умеет. Он так устроен: слышит и повторяет, слышит и по…
- Вообще-то в природе устоялись простые и ясные правила, - начал Сергей Борисович, - каждое существо обязано доказать свое право голоса. Еж сопит, собака лает, человек разговаривает, птица поет. А это – что? Это слепое подражание, имитация сущности, подмена смысла. И давай не будем делать вид, что это настоящая птица. Настоящая птица поет!
- Да как же, - совсем растерялся Яблоков, - вон у ней крылья, лапки, клювик… Есть же какая-то презумпция, в конце концов…

- Ерунду несешь, - отрезал Пархоменко, - нет в природе никакой презумпции! А вот ты сейчас выказываешь простейшее забвение базовых принципов.
- Ну блядь, я клянусь тебе, понимаешь? Жизнью клянусь, что это птица! – волнуясь, говорил Яблоков. - Подохнуть мне на месте, если это не птица! Вон энциклопедия Брема стоит, сам посмотри!
- Знаем мы, как пишутся книги, - отмахнулся Сергей Борисович. – Вот такие, как эти попугаи, их и пишут…
- А почему, собственно, ты говоришь со мной в таком тоне? - побагровел Яблоков. – Кто дал тебе право…

- Я! Я сам дал себе такое право, молодой человек! А вы можете меня не слушать, да-с! Слушайте своих попугаев! Станцуйте на моих костях и живите дальше, как учили! Тьфу на вас! И на вашу телятину – тьфу!
Сергей Борисович накинул пальто, неловкими руками зашнуровал ботинки и выбежал за дверь. Яблоков некоторое время стоял молча, потом подошел к клетке и аккуратно накрыл ее большим черным платком. 
   

Link | | Share

Было неудобно

Jan. 15th, 2016 | 11:09 am

Однажды в кабинете владельца журнала Forbes Александра Фомича Федотова происходила встреча между самим Александром Фомичом и главным редактором журнала Николаем Феликсовичем Усковым.

- Ну что ж, Николай, почитаем, почитаем твою конь-сеп-цию! - басовито рассмеялся Федотов.
Николай Феликсович тоже от души рассмеялся, закинув свою красивую голову.

- Мы, Александр Фомич, даром хлеб не едим, - проговорил он, - кумкват зря не топчем… маракуем помаленьку. Вы все-то не читайте, там много про дизайн…
- Уж не помру, - шутливо хмыкнул Федотов, погружаясь в чтение. – Таак… «Ее веснушчатое лицо разрумянилось, прядь темно-русых волос прилипла ко лбу»…

Усков оледенел.
- Это что ж - эпиграф? – глянул поверх очков Федотов.
- Эпи… граф… - выдохнул Николай Феликсович.
- Ну-ну. «Ровные ряды белых зубов искрились в полумраке. Алехин уловил жаркое, молочное на вкус дыхание…» Погоди-ка, я что-то не пойму: Алехин – это кто?
- Кирилл Алехин! – нашелся Усков. – Вы не знаете? Талантливый парнишка, по видео хороший спец… Я думал расширить отдел медиа…


- Тебе лишь бы расширить, - хмыкнул Александр Фомич, снова погружаясь в чтение. – «Ее медовые глаза были широко распахнуты и выглядели глупыми…» Ну тут, я так понимаю, критика прежней команды пошла? Нормально, в принципе, хотя и грубовато. Все-таки она женщина, Николай!
Усков проглотил слюну и усиленно закивал, пытаясь припомнить, кто мог подложить в его портфель рукопись его собственного романа вместо концепции.

- «Я хочу тебя»! - громко, с расстановкой прочитал Александр Фомич и внимательно посмотрел на Николая Феликсовича. – Это как же понимать?  
Усков криво улыбнулся.


- Это, видите ли, Александр Фомич… риторика, так сказать. Я все-таки пятнадцать лет руковожу журналами и сайтами… все они становились только лучше. Вот я и восклицаю там, в концепции – мол, слава тебе, «Форбс», наконец мы встретились, я так хочу тебя… Вот.

Александр Фомич пожевал губами и перевел взгляд на рукопись.
- «…он стянул микроскопические трусики, - прочитал Федотов, - подсадил ее на садовый стол и вошел, не раздеваясь… Было неудобно – мешали штаны».

Наступила тишина.
- Я же говорил, мы останемся неудобным изданием, - пробормотал Николай Феликсович.

 

Link | | Share